Разное

Сказка о рыбаке и его жене братья гримм википедия: Как немецкая камбала братьев Гримм стала русской Золотой рыбкой? | Культура – О рыбаке и его жене — Википедия. Что такое О рыбаке и его жене

Содержание

О рыбаке и его жене — Википедия. Что такое О рыбаке и его жене

«О рыбаке и его жене» (нем. Vom Fischer und seiner Frau) — сказка братьев Гримм (KHM 19) померанского происхождения о заколдованной рыбке, исполняющей желания, рыбаке и его ненасытной жене, которая в итоге наказывается за свою жадность. По системе классификации сказочных сюжетов Aарне-Томпсона, имеет номер 555: «Рыбак и его жена».

Сюжет

Рыбак, который живёт со своей женой Ильзебиль в бедной лачужке, однажды вылавливает в море камбалу, которая оказывается заворожённым принцем и просит отпустить её в море, что рыбак охотно и исполняет. Когда об этом слышит Ильзебиль, то спрашивает мужа, не попросил ли он что-нибудь в обмен на свободу рыбы, и заставляет его вызвать камбалу снова, чтобы пожелать себе жилище получше. Волшебная рыба тотчас исполняет это желание.

Однако вскоре Ильзебиль вновь посылает мужа потребовать от камбалы каменный замок, затем последовательно желает стать королевой, кайзером (то есть императором) и римским папой. С каждой просьбой рыбака к камбале всё сильнее мрачнеет и бушует море. Всякий раз, приходя к берегу, рыбак зовёт рыбку словами:

Рыба, рыбка, рыбинка,
Ты, морская камбала!
С просьбою к тебе жена
Против воли шлёт меня!

Оригинальный текст (нижненем.)

Manntje, Manntje, Timpe Te,
Buttje, Buttje in der See,
myne Fru de Ilsebill
will nich so, as ik wol will.

Рыбка исполняет все её желания, но когда Ильзебиль хочет стать Господом Богом, то камбала всё возвращает к прежнему состоянию — к жалкой лачужке.

Происхождение и анализ сюжета

Сказка записана братьями Гримм на диалекте Передней Померании, по мотивам сказки Филиппа Отто Рунге. Согласно первоисточнику действие происходит в области Вольгаст.

Вероятно, камбала в древности имела в Померании функции морского божества[источник не указан 244 дня], и таким образом сказка является отголоском утраченной мифологии. Мораль повествования представлена в виде притчи, отсылающей к народной мудрости, а именно: ненасытность и чрезмерные запросы наказываются потерей всего.

Интерпретации сюжета

Современники интерпретировали историю как сатиру на Наполеона и его семью. Психоаналитик Отто Гросс понимает поведение главных героев как выраженную волю к власти, присущей патриархальному обществу, и выделяет мысль сказки о том, что «только Бог даёт гарантию от чужого вмешательства в самое сокровенное, в сердце человека»[1].

Постановки сказки неоднократно обыгрывались в немецких театрах. Эти сценические адаптации вдохновили современные психосоциальные интерпретации отношений между мужчиной и женщиной. При этом анализировался и характер рыбака: так как муж дословно исполняет желания своей жены и избегает дискуссии с ней вместо того, чтобы пытаться обратиться к её внутренним потребностям и мотивам, он тем самым пренебрегает своей спутницей. Это только усиливает её внутреннее беспокойство, недовольство и чрезмерность

[2].

Для Гюнтера Грасса сказка стала отправной точкой в его романе «Камбала» (1977), который рассматривает вопрос о виновности феминизма в нескольких эпизодах каменного века, проходя через период романтики вплоть до современности. Ханс Еллоушек издал свою интерпретацию: «Wie man besser mit den Wünschen seiner Frau umgeht. Das Märchen vom Fischer und seiner Frau» («Как лучше справляться с пожеланиями своей жены. Сказка о рыбаке и его жене»).

Варианты сюжета

Считается, что на сюжете братьев Гримм основано произведение Александра Пушкина «Сказка о рыбаке и рыбке»

[3], где образ камбалы сменяется золотой рыбкой. Там же требования жены начинаются с починки «разбитого корыта», а заканчиваются желанием стать «владычицей морскою».

См. также

Примечания

Литература

Сказка о рыбаке и его жене читать

Сказка о рыбаке и его жене краткое содержание

Этот рассказ напоминает сказку «Золотая рыбка»: рыбак поймал необычную камбалу, которая исполняет желания. Его жена требовала то дом, то замок, и хотела стать даже самим Богом. Разгневала рыбку такая наглость, и осталась рыбацкая семья ни с чем…

Сказка о рыбаке и его жене скачать: Аудиокнига Сказка о рыбаке и его жене

Сказка о рыбаке и его жене читать

Жил-был когда-то рыбак со своею женой. Жили они вместе в бедной избушке, у самого моря. Рыбак выходил каждый день к берегу моря и ловил рыбу, — так он и жил, что всё рыбу ловил.

Вот сидел он однажды с удочкой и все глядел на зеркальную воду; сидел он и сидел. Вдруг опустилась удочка на дно, глубоко-глубоко; стал он ее вытаскивать и вытащил большую камбалу-рыбу. И говорит ему камбала-рыба:

— Послушай, рыбак, прошу я тебя, отпусти меня в море! Не рыба я камбала, а очарованный принц. Ну, что тебе будет пользы в том, что ты меня съешь? Не по вкусу придусь я тебе. Отпусти меня в море, чтоб снова мне плавать.

— Ну, — говорит рыбак, — чего меня уговаривать? Камбалу, что умеет говорить человечьим голосом, я и так отпущу на свободу.

И он отпустил ее опять в чистое море. Опустилась она на дно и оставила за собой длинную струйку крови. Подивился рыбак и вернулся к жене в свою бедную избушку.

— Что ж ты, — говорит ему жена, — нынче ничего не поймал?

— Нет, — говорит рыбак, — поймал я камбалу-рыбу, а она сказала, что она — очарованный принц, вот и отпустил я ее назад, пускай себе плавает в море.

— И ты у нее ничего и не выпросил? — спросила жена.

— Нет, — ответил рыбак, — чего же мне было желать?

— Эх, — сказала жена, — ведь плохо-то нам живется в бедной избушке, скверно в ней пахнет, смотри, какая она грязная, выпросил бы ты избу получше. Ступай да покличь назад камбалу-рыбу, скажи ей, что хотим мы избу получше. Она уж наверное выполнит просьбу.

— Ох, — сказал рыбак, — неужто мне снова туда идти?

— Да ведь ты же ее поймал и выпустил в море, она уж наверное все сделает. Ступай, счастливой тебе дороги!

Не хотелось идти рыбаку, но он не посмел перечить жене и пошел к морю.

Пришел на берег. Позеленело море, потемнело, не сверкает, как прежде. Подошел он к морю и говорит:

Человечек Тимпе-Те,

Рыба-камбала в воде,

Ильзебилль, моя жена,

Против воли шлет меня.

Приплыла камбала-рыба и спрашивает:

— Ну, чего ей надобно?

— Эх, — ответил рыбак, — ведь я-то тебя поймал, а жена мне говорит, будто я должен что-нибудь у тебя выпросить. Не хочет она больше жить в своей бедной избушке, хочет жить в хорошей избе.

— Ну, ступай, — говорит ему камбала-рыба, — все тебе будет.

Воротился рыбак домой. Видит — на месте бедной избушки стоит хорошая новая изба, и сидит жена его перед дверью на скамейке. Взяла его жена за руку и говорит:

— Ну, входи, погляди-ка, теперь-то ведь куда лучше.

Вошел он в избу, а в избе чистые сени и нарядная комната, и стоят в ней новые постели, а дальше чулан и столовая; и всюду полки, а на них самая лучшая утварь, и оловянная и медная — всё, что надо. А позади избы маленький дворик, и ходят там куры и утки; а дальше небольшой садик и огород с разной зеленью и овощами.

— Видишь, — говорит жена, — разве это не хорошо?

— Да, — ответил рыбак, — заживем мы теперь припеваючи, будем довольны и сыты.

— Ну, это еще посмотрим, как оно будет, — говорит жена. Поужинали они и легли спать.

Вот прошла так неделя, другая, и говорит жена:

— Послушай, муженек, а изба-то ведь тесная, двор и огород совсем маленькие; камбала-рыба могла бы подарить нам дом и побольше. Хочу жить в большом каменном замке. Ступай к камбале-рыбе, пусть подарит нам замок.

— Ах, жена, — ответил рыбак, — нам-то ведь и в этой избе хорошо, зачем нам жить в замке?

— Да что ты понимаешь! — говорит ему жена. — Ступай-ка опять к камбале-рыбе, она все может нам сделать.

— Нет, жена, — говорит рыбак, — камбала-рыба подарила нам недавно избу, не хочу я идти к ней опять, а не то она разгневается.

— Да ступай, — говорит жена, — она все может выполнить, и сделает это охотно. Ступай!

Тяжело было на сердце у рыбака, не хотелось ему идти; молвил он про себя: «Негоже так делать», но все же пошел.

Пришел он к морю. Помутилось море, потемнело, совсем стало темным; иссиня-серым, и совсем не такое, как прежде — зеленое и светлое; но было оно еще тихое-тихое.

Подошел он к морю и говорит:

Человечек Тимпе-Те,

Рыба-камбала в воде,

Ильзебилль, моя жена,

Против воли шлет меня.

— Ну, чего она хочет? — говорит камбала-рыба.

— Эх, — ответил в смущении рыбак, — хочет она жить в большом каменном замке.

— Ну, ступай домой, вон стоит она у дверей, — молвила камбала-рыба.

Пошел рыбак и подумал: «Пойду я теперь домой», — и домой воротился. Видит — стоит перед ним большой каменный дворец, и стоит его жена на крыльце и собирается войти во дворец. Она взяла его за руку и говорит:

— Ну, войдем вместе со мной.

Вошли они, видят — всюду в замке мраморные полы; и стоит множество всяких слуг, отворяют они перед ними высокие двери; а стены все так и блестят, красивые на них обои, а в комнатах стулья и столы все сплошь из золота, и висят на потолке хрустальные люстры; и все залы и покои коврами устланы; и лучшие яства и вина драгоценные стоят на столах, — чуть не ломятся под ними столы. А позади замка просторный конюшенный двор и коровник, и возки и повозки самые лучшие, да, кроме того, большой прекрасный сад с великолепными цветами и чудными плодовыми деревьями, и парк — длиной будет этак с полмили, — а в нем олени, лани и зайцы и все, что только душа пожелает.

— Ну, что, — говорит жена, — разве это не прекрасно?

— О, да, — ответил рыбак, — пускай оно так и останется; давай заживем теперь в прекрасном замке и будем этим довольны.

— Ну, это мы еще подумаем, — говорит жена, — потолкуем после.

С тем и пошли они спать.

На другое утро, только стало светать, проснулась жена первая и увидела, лежа в постели, какой красивый вид за окном. Рыбак еще спал; толкнула жена его локтем в бок и говорит:

— Вставай, муженек, погляди-ка в окошко. А не стать ли нам королями над всей этой страной? Ступай-ка ты к камбале-рыбе, скажи — хотим мы быть королями.

— Ох, жена, — ответил рыбак, — и зачем нам быть королями? Не хочу я быть королем!

— Ну, — говорит ему жена, — ты не хочешь быть королем, а я вот хочу. Ступай-ка ты к камбале-рыбе, скажи ей, что хочу я стать королевой.

— Эх, жена, жена, — молвил рыбак, — зачем быть тебе королевой! Не посмею просить я ее об этом.

— Почему? — говорит жена. — Мигом ступай к морю, я должна быть королевой.

Пошел рыбак в смущенье, что хочет жена его стать королевой. «Ой, негоже, негоже так делать», — подумал рыбак.

Не хотелось ему идти, — пошел-таки к морю.

Приходит он к морю, а море все черное стало, волнуется, и ходят по нем волны большие и мутные-мутные. Подошел он к берегу и говорит:

Человечек Тимпе-Те,

Рыба-камбала в воде,

Ильзебилль, моя жена,

Против воли шлет меня.

— Ну, чего она еще захотела? — спрашивает камбала-рыба.

— Ах, — говорит рыбак, — она хочет стать королевой.

— Ступай домой, будет ей всё, — сказала камбала-рыба.

Воротился рыбак домой; подходит ко дворцу, видит — стал замок куда побольше, и башня на нем больше, да так красиво украшена; и стоят у ворот часовые и много солдат — играют на трубах, бьют в литавры и барабаны. Вошел он в двери, а всюду мрамор и золото, и бархатные везде ковры да золотые кисти.

Открылись перед ним двери в залу, а там все придворные в сборе, и сидит его жена на высоком, из чистого золота, троне, усыпанном бриллиантами; а на голове у жены большая золотая корона, и в руке у нее из чистого золота скипетр с дорогими камнями, и стоят по обе стороны по шесть девушек в ряд, одна другой красивей.

Подходит к ней рыбак, постоял и говорит:

— Ох, жена, ты, значит, теперь королевою стала?

— Да, — отвечает она, — я теперь королева!

Постоял он некоторое время, оглядел ее справа и слева и говорит:

— Ах, жена, вот и хорошо, что стала ты королевой. Теперь, пожалуй, тебе ничего больше и желать не надо.

— Нет, муженек, — говорит жена, и точно какая тревога ее одолела, — скучно мне быть королевой, не могу я дольше быть королевой. Ступай-ка ты к камбале-рыбе; я теперь королева, а хочу стать отныне императрицей.

— Ах, жена, — молвил рыбак, — ну, зачем тебе быть императрицей?

— Муж, — сказала она, — ступай-ка к этой камбале-рыбе, хочу я стать императрицей.

— Ох, жена, — отвечает ей муж на это, — императрицею сделать тебя она не сможет, я не посмею просить об этом камбалу-рыбу; императрица одна во всем государстве, императрицей не сможет сделать тебя камбала-рыба, никак не сможет.

— Что? — сказала жена. — Ведь я королева, а ты мой муж; пойдешь к рыбе подобру-поздорову? Ступай! Раз могла сделать она меня королевой, может сделать и императрицей. Хочу стать я императрицей, ступай поживее.

И пришлось идти ему снова. Подошел он к морю, но стало ему страшно; идя, подумал он про себя: «Дело, видно, идет не к добру; совести нет у нее, хочет императрицею сделаться; надоест под конец это камбале-рыбе».

Пришел он к морю, а море стало еще чернее, вздулось и все до самых глубин взволновалось, и ходили волны по нем, и разгуливал буйный ветер и дул им навстречу; и рыбаку сделалось страшно. Он вышел на берег и говорит:

Человечек Тимпе-Те,

Рыба-камбала в воде,

Ильзебилль, моя жена.

Против воли шлет меня.

— Ну, чего она еще захотела? — спросила камбала-рыба.

— Ах, камбала-рыба, — сказал он, — хочет жена моя стать императрицей.

— Ступай, — сказала камбала-рыба, — будет ей всё.

Воротился рыбак домой, видит — одет весь замок полированным мрамором, стоят изваяния из алебастра, и всюду золотые украшения. Маршируют перед входом солдаты, дуют в трубы, бьют в литавры и барабаны; а по дому расхаживают бароны, графы да герцоги разные и прислуживают жене, точно слуги; открывают они перед ним двери, а все двери сплошь золотые.

Входит он, видит — сидит жена его на троне, а он из цельного золота кован, а высотой будет этак с две мили; а на голове у нее большая золотая корона вышиною в три локтя, усыпана вся алмазами и рубинами. В одной руке у жены скипетр, а в другой держава; и стоят по обе стороны телохранители в два ряда, один красивей другого, все, как на подбор, великаны, и самый из них большой ростом в две мили, и выстроились все в шеренгу от большого до самого малого карлика, что будет не больше, чем мой мизинец. И стоят перед ней князья да герцоги. Подошел рыбак ближе, остановился и говорит:

— Жена, значит ты теперь императрица?

— Да, — говорит она, — теперь я императрица.

Постоял он, поглядел на нее хорошенько, разглядел, посмотрел еще раз и говорит:

— Ох, жена, как красиво, когда ты императрицею стала!

— Ну, чего ж ты стоишь? Теперь я императрица, а хочу стать папою римским, ступай к камбале-рыбе.

— Ах, жена, — молвил рыбак, — чего еще захотела! Папой стать ты не можешь, папа один во всем христианском мире, — этого рыба сделать никак уж не может.

— Муж, — говорит она, — хочу я стать папой, ступай поскорее к рыбе, должна я сегодня же сделаться папой.

— Нет, жена, — говорит ей рыбак, — я и сказать ей о том не посмею. Нет, так негоже и дерзко, — папою камбала-рыба сделать тебя не сможет.

— Муж, как ты смеешь мне перечить! — сказала жена. — Раз могла она сделать меня императрицей, сможет сделать и папой. Ну, поскорей отправляйся, я — императрица, а ты — мой муж, пойдешь подобру-поздорову?

Испугался рыбак и пошел, но было ему слишком тяжко, он дрожал, и колени у него подгибались.

И поднялся вдруг кругом такой ветер, мчались тучи, и стало на западном крае темным-темно, срывались листья с деревьев, волновалось море и бушевало и билось о берег, и были на нем вдали видны корабли, которые застигла буря; их носило, качая по волнам. Но небо было в середине еще слегка синеватое, а на юге багряное, как перед грозою.

Подошел рыбак к морю, остановился в страхе и говорит:

Человечек Тимпе-Те,

Рыба-камбала в воде,

Ильзебилль, моя жена,

Против воли шлет меня.

— Ну, чего она еще захотела? — говорит камбала-рыба.

— Ох, — отвечает рыбак, — хочет стать она папою римским.

— Ступай, будет по ее воле, — молвила камбала-рыба.

Воротился рыбак, приходит домой, видит — стоит большой собор, а вокруг него всё дворцы понастроены. Пробился он сквозь толпу. И было внутри всё освещено тысячами тысяч свечей, а жена облачена в ризы из чистого золота; видит — сидит она на троне на высочайшем, и на голове у нее три большие золотые короны. А вокруг стоит разное духовенство; и по обе стороны ее поставлены свечи в два ряда, и самая большая из них — такая огромная и толстая, как самая что ни на есть высокая башня, а самая маленькая — та совсем крошечная. И все короли и цари стоят перед ней на коленях, целуют ей туфлю.

Посмотрел на нее рыбак внимательно и говорит:

— Жена, ты теперь, стало быть, папа?

— Да, — отвечает она, — я теперь папа.

Вот стоит он и глядит на нее пристально; и показалось ему, будто он смотрит на ясное солнышко. Оглядел он ее хорошенько и говорит:

— Ах, жена, как прекрасно, что ты сделалась папой!

Сидит она перед ним истуканом и не двинется, не шелохнется. И говорит он:

— Ну, жена, ты теперь-то, пожалуй, довольна. Вот ты и папа, и никак уж теперь не можешь стать выше.

— А я вот подумаю, — говорит жена.

Легли они спать, но она была недовольна, жадность не давала уснуть ей, и она все думала, кем бы стать ей еще.

А муж спал крепким сном: он набегался за день; а жена, та совсем не могла уснуть, всю ночь ворочалась с боку на бок и все думала, чего бы ей еще пожелать, кем бы стать ей еще, но придумать ничего не могла. Вот уж и солнцу скоро всходить; увидала она утреннюю зарю, придвинулась к краю постели и стала глядеть из окна на восход солнца. «Что ж, — подумала она, — разве я не могла бы повелевать и луной и солнцем, чтоб всходили они, когда я захочу?»

— Муж, — толкнула она его локтем в бок, — чего спишь, скорей просыпайся да ступай к камбале-рыбе, скажи ей, что хочу я стать богом.

Муж на ту пору еще не совсем проснулся, но, услыхав такие речи, он так испугался, что свалился с постели прямо на пол. Он подумал, что ослышался, может, стал протирать глаза и сказал:

— Ох, жена, жена, ты это что говоришь такое?

— Да вот, — отвечала она, — не могу я повелевать луною и солнцем, а должна только смотреть, как они всходят; и не буду я покойна до той поры, пока не смогу повелевать и луною и солнцем. — И так на него грозно она посмотрела, что стало ему страшно. — Мигом ступай к морю, хочу я стать богом!

— Ох, жена, жена, — молвил ей муж и упал перед ней на колени, — этого камбала-рыба уж никак сделать не может. Царем и папой она еще могла тебя сделать; прошу, образумься и останься ты папой!

Тут пришла она в ярость, и взъерошились волосы у нее на голове, она толкнула его ногой да как крикнет:

— Не смей мне перечить, я терпеть этого больше не стану! Что, пойдешь подобру-поздорову?

Тут поднялся он и мигом кинулся к морю и бежал прямо как угорелый.

Бушевала на море буря, и кругом все так шумело и ревело, что он еле мог на ногах удержаться. Падали дома, дрожали деревья, и рушились в море камни со скал, и было все небо как сажа черное. Гром грохотал, сверкали молнии, ходили по морю высокие черные волны, такой вышины, как колокольни; и горы и всё было покрыто белым венцом из пены.

Крикнул рыбак во все горло, но не мог он и собственных слов расслышать:

Человечек Тимпе-Те,

Рыба-камбала в воде,

Ильзебилль, моя жена,

Против воли шлет меня.

— Ну, чего еще она захотела? — спросила камбала-рыба.

— Ох, — сказал ей рыбак, — хочет стать она богом!

— Так ступай домой, сидит она снова на пороге своей избушки. Так и сидят они там и доныне.

Сказки братьев Гримм — Википедия

«Де́тские и семе́йные ска́зки» (нем. Kinder- und Hausmärchen) — сборник сказок, собранных в немецких землях и литературно обработанных братьями Якобом и Вильгельмом Гриммами. Первоначально издан в 1812 году. В настоящее время известен под названием «Ска́зки бра́тьев Гримм» (нем. Grimms Märchen).

Первый рукописный сборник сказок в 1810 году братья Гримм отослали своему другу Клеменсу Брентано для ознакомления по его настоятельной личной просьбе, но тот его не вернул. Найдена рукопись была лишь через многие годы, уже после смерти братьев, в монастыре траппистов Эленберг в Эльзасе. Ныне она известна как «Эленбергская рукопись 1810 года». В ней содержится 49 сказок, из которых Вильгельмом Гриммом записано 15, а Якобом Гриммом — 27. Эти сказки услышаны непосредственно от сказителей Гессена. Остальные взяты из литературных источников.

Существовало подозрение, что Брентано опубликует сказки первым, под своим именем, поэтому было решено как можно скорее приступить к изданию собственной книги, с простым оформлением и без иллюстраций, для чтения простого народа.

В сентябре 1812 года новая рукопись будущего первого тома была послана издателю Реймеру. Изданный 20 декабря 1812 года в Берлине первый том первого издания сборника содержал 86 сказок. Тираж составил всего 900 экземпляров. Во втором томе, отпечатанном в 1814 году, добавилось ещё 70 сказок. Публикации сказок посодействовал Ахим фон Арним, который в 1806—1807 гг. совместно с Брентано уже принял участие в публикации сборника немецких народных песен «Волшебный рог мальчика».

18 октября 1812 года — «ровно за год до Лейпцигской битвы» (пометка Якоба Гримма), Вильгельмом Гриммом было написано предисловие к их первому изданию:

Мы считаем за благо, когда случится, что буря или другое бедствие, ниспосланное небом, прибьют к земле весь посев, а где-то возле низкой живой изгороди или кустарника, окаймляющего дорогу, сохранится нетронутое местечко и отдельные колоски останутся там стоять, как стояли. Засияет вновь благодатное солнце, и они будут произрастать, одиноко и незаметно, ничей торопливый серп не пожнет их ради наполнения богатых амбаров, но на исходе лета, когда они нальются и созреют, их отыщут бедные, честные руки и, бережно связав, колосок к колоску, почитая выше, нежели целые снопы, отнесут домой, где они послужат пропитанием на всю зиму, а быть может, дадут единственное семя для будущего посева. Такие же чувства испытываем мы, взирая на богатство немецкой поэзии былых времен и видя, что от столь многого не сохранилось ничего живого, угасло даже воспоминание об этом, и остались лишь народные песни да вот эти наивные домашние сказки. Места у печки, у кухонного очага, чердачные лестницы, ещё не забытые праздники, луга и леса с их тишиной, но, прежде всего безмятежная фантазия — вот те изгороди, что сберегли их и передали от одной эпохи — другой.

фрагмент «Предисловия»

Второе издание в двух томах увидело свет в 1819 году, третья часть выпущена в 1822 году. Всего второе издание, лёгшее в основу первых переводов, содержало 170 сказок, оба тома вышли с титульным листом работы Людвига Гримма, с гравюрой «Братец и сестрица», а также с портретом Доротеи Фиман, одной из сказительниц.

В 1837 году появилось третье издание; четвёртое — в 1840 г.; пятое — в 1843 г.; шестое — в 1850 г.; седьмое (заключительное) издание опубликовано в 1857 году. Часть сказок была добавлена, некоторые исключены: всего седьмое издание содержало 210 сказок и легенд. Все выпуски были обильно иллюстрированы, сначала Филиппом Грот-Иоганном, а после его смерти в 1892 году — Робертом Лейнвебером.

Первые выпуски сказок подверглись сильной критике, поскольку, несмотря на своё название «Детские и семейные сказки», эти истории были расценены как не подходящие для детского чтения, по причинам академических информационных вставок и, собственно, по содержанию самих сказок[1]. В последующих исправленных изданиях были, в том числе, удалены фрагменты сексуального характера; например из сказки «Рапунцель» вырезана сценка, когда Рапунцель невинно спрашивает у своей приёмной матери-волшебницы, почему её платье стало обтягиваться вокруг живота, таким образом открыв свою беременность, наступившую из-за её тайных встреч с принцем[2].

В 1825 году братья Гримм издали сборник Kleine Ausgabe, куда вошли 50 сказок, отредактированные для юных читателей[3]. Иллюстрации (7 гравюр на меди) создал брат-живописец Людвиг Эмиль Гримм[4]. Эта детская версия книги сказок выдержала десять изданий между 1825 и 1858 годами.

Портрет сказительницы Доротеи Фиман из сборника сказок, 2-е издание

Братья Гримм начали вести регулярные записи сказок с 1807 года, во время своего путешествия по Гессену, продолжили в Вестфалии. Одна из первых записанных Вильгельмом Гриммом сказок является «Приёмыш Богоматери», которую рассказала дочка аптекаря Маргарета Вильд («Гретхен») из Касселя, через год сказками поделилась и её мать — госпожа Вильд. Сестра «Гретхен» Доротея Вильд («Дортхен»), будущая супруга Вильгельма Гримма, рассказала сказки «Гензель и Гретель», «Госпожа Метелица», «Столик-накройся».

В первом томе 1812 года даны ссылки на источники лишь к 12 сказкам. Это литературные сборники XVI—XIX веков. Во втором томе и приложении к нему встречаются примечания: «из Гессена», «из Касселя», «из Ханау», «из Цверена», «из майнских областей». Среди прочих знатоков сказок, давших материал для первого тома, братьями был особенно выделен вклад пастуха овец «на лысых вершинах Брунсберга возле Хёкстера» и престарелого драгунского вахмистра Иоганна Фридриха Краузе в Гоофе под Касселем, у которого братья выменяли истории «на старое платье».

Некая «старая Мария» поведала сказки «Мальчик-с-пальчик», «Братец и сестрица», «Девушка-безручка», «Красная Шапочка», «Спящая Красавица». По её рассказам, частью близких к сюжетам Шарля Перро, опубликовано 11 сказок в первом томе и одна — во втором. Вероятно, под этим именем скрывается Мария Гассенпфлуг, чья мать происходила из гугенотской семьи Друм из Дофинэ, в доме Марии все свободно разговаривали по-французски. Сказки «Чёрт с тремя золотыми волосками», «Король Дроздобород» — также записаны в семье Гассенпфлуг от дочерей Марии.

Внесла свой вклад и одна юная сказительница-голландка, дружившая с сестрицей Лоттой Гримм («Лоттхен»), которая и сама поддерживала своих братьев в фольклорных изысканиях, впоследствии выйдя замуж за Людвига Гассенпфлуга, сына Марии (1822).

Со слов крестьянки Доротеи Фиман (1755—1815), дочери трактирщика из деревни Цверен, недалеко от Касселя, была записана 21 сказка для второго тома и многочисленные дополнения. Сказительница, сама мать шестерых детей, происходила из семьи французских гугенотов. Ей принадлежат такие сказки как «Гусятница», «Ленивая пряха», «Чёрт и его бабушка», «Доктор Всезнайка».

Сёстры Дросте-Хюльсгоф также приняли активное участие в наполнении второго тома сказок.

Сказками «Дух в склянке», «Живая вода», «Королевские дети», «Старуха в лесу», «Шестеро слуг» братья Гримм обязаны баронской семье фон Гакстгаузен.

Сын пастора Фердинанд Зиберт, преподаватель Фридриховой гимназии в Касселе, после выхода в свет второго тома сказок пополнил последующие издания множеством сказок, в том числе одним из вариантов «Белоснежки».

Влияние сказок братьев Гримм было огромным, с первого же издания эти чудесные истории завоевали любовь детской аудитории. Популярный англо-американский поэт У. Х. Оден назвал этот труд одним из столпов западной культуры[5].

Работа братьев Гримм повлияла на других любителей фольклора, воодушевив их к собиранию сказочных историй и пробудив в них дух романтического национализма, который придавал особую значимость местным народным сказкам и пренебрегал межкультурным влиянием. К этой категории собирателей сказок относились: Александр Николаевич Афанасьев, норвежцы Петер Кристен Асбьёрнсен и Йорген Му, англичанин Джозеф Джейкобс, и Джеремия Кёртин, американец, который собрал ирландские сказки[6]. Реакция на эти сборники не всегда была положительной. Джозеф Джейкобс однажды пожаловался, что английские дети не читают английские сказки[7]; по его собственным словам, «Что Перро начал, то Гриммы закончили».

В 1826 году В. А. Жуковский перевёл две сказки братьев Гримм на русский язык с французского для журнала «Детский собеседник» («Милый Роланд и девица Ясный Цвет» и «Царевна-шиповник»). Первый полный русский перевод был завершён в 1863—1864 годах. Фольклорист В. Я. Пропп засвидетельствовал о хождении в русской деревне таких сказок братьев Гримм как «Красная Шапочка» и «Бременские музыканты» (не свойственных ранее русским народным сюжетам) исключительно в устной традиции[4]. Влияние сюжетов сказок братьев Гримм также прослеживается в трёх сказках А. С. Пушкина: Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях (KHM 53), Сказка о рыбаке и рыбке (KHM 19)[8] и Жених (KHM 40).

Сказочные персонажи подвергались множеству различных интерпретаций, в том числе маргинальных, порой с самой неожиданной стороны. К примеру, нацисты в гитлеровской Германии рассматривали Золушку как героиню, принадлежащую к «чистой расе», мачеху как иностранку, а принца — как нацистского героя, обладающего неиспорченным инстинктом распознавания рас[9]. Авторы, писавшие впоследствии правду об ужасах Холокоста, включили некоторые сказки в свои мемуары, как Джейн Йолен в своей книге «Шиповничек» (Briar Rose)[10]. После Второй мировой войны даже раздались отдельные голоса, о том, есть ли связь между жестокими сценами в отдельных сказках и зверствами нацистов (например, Карл Приват опубликовал статью «Подготовительная школа жестокости. Обсуждение сказок братьев Гримм.» в берлинском «Der Tagesspiegel» от 7 февраля 1947 г.). Однако якобы существовавший до 1948 года запрет на печатанье сборника сказок братьев Гримм (KHM) в британской зоне оккупации является всего лишь легендой.

В православном обзоре «Книги, которые читают наши дети, и книги, которые им читать не следует», изданном «по благословению архиепископа Брюссельского и Бельгийского Симона» в 2004 году, в числе допустимых и полезных для детского чтения были названы всего 32 сказки из сборника братьев Гримм (около 15 %). В список не вошли многие, являющиеся популярными у детей, такие как «Золушка», «Красная Шапочка», «Белоснежка», «Волк и семеро козлят», «Мальчик-с-пальчик» и т. д. Эти сказки, а также все остальные, не включённые в обзор, были признаны условно допустимыми, вредными, бессмысленными, жестокими, вызывающими «нездоровое любопытство» и «кощунственными»[11].

Британский психолог профессор Салли Годдарт Блайт в книге «The Genius of Natural Childhood», посвящённой детским сказкам, лучшими сказками для правильного формирования у девочки представлений о сложной взрослой жизни и об отношениях между полами, назвала три. Все они входят в сборник братьев Гримм — это «Золушка», «Белоснежка» и «Рапунцель»[12].

С 2005 года собрание сказок братьев Гримм фигурирует в международном реестре ЮНЕСКО «Память мира».

Из первого издания. Том 1 (1812)[править | править код]

Номер[3]
(KHM)
Русское название
(с вариантами)
Оригинальное название Примечания
1* Король-лягушонок, или Железный Гейнрих
(Король-лягушонок)
Der Froschkönig oder der eiserne Heinrich
2 Дружба кошки и мышки
(Кошка и мышка вдвоем)
Katze und Maus in Gesellschaft
3* Приёмыш Богоматери
(Дитя Марии)
Marienkind
4* Сказка о том, кто ходил страху учиться
(Сказка о добром молодце, который страха не знал)
Märchen von einem, der auszog das Fürchten zu lernen
5* Волк и семеро козлят Der Wolf und die sieben Geißlein
6* Верный Иоганнес
(Верный Иоганн)
Der treue Johannes со 2 издания; в 1 издании — KHM 6a: Von der Nachtigall und der Blindschleiche
7* Выгодный оборот
(Удачная торговля)
Der gute Handel со 2 издания; в 1 издании — KHM 154: Der gestohlene Heller
8 Чудаковатый музыкант
(Дивный музыкант)
Der wunderliche Spielmann со 2 издания; в 1 издании — KHM 8a: Die Hand mit dem Messer
9* Двенадцать братьев Die zwölf Brüder
10* Всякий сброд Das Lumpengesindel
11* Братец и сестрица Brüderchen und Schwesterchen
12 Рапунцель
(Колокольчик)
Rapunzel
13* Три маленьких лесовика
(Три человечка в лесу)
Die drei Männlein im Walde
14* Три пряхи Die drei Spinnerinnen
15* Гензель и Гретель
(Пряничный домик)
Hänsel und Gretel
16 Три змеиных листочка Die drei Schlangenblätter со 2 издания; в 1 издании — KHM 16a: Herr Fix und Fertig
17 Белая змея Die weiße Schlange
18 Соломинка, уголёк и боб Strohhalm, Kohle und Bohne
19* Сказка о рыбаке и его жене Vom Fischer und seiner Frau
20 Храбрый портняжка Das tapfere Schneiderlein
21* Золушка
(Замарашка)
Aschenputtel
22 Загадка Das Rätsel со 2 издания; в 1 издании — KHM 22a: Wie Kinder Schlachtens miteinander gespielt haben
23 О мышке, птичке и колбаске Von dem Mäuschen, Vögelchen und der Bratwurst
24* Госпожа Метелица
(Хозяйка Подземелья)
Frau Holle
25* Семь воронов Die sieben Raben
26* Красная Шапочка Rotkäppchen
27* Бременские уличные музыканты Die Bremer Stadtmusikanten со 2 издания; в 1 издании — KHM 27a: Der Tod und der Gänshirt
28 Поющая косточка Der singende Knochen
29 Чёрт с тремя золотыми волосами
(Тролль с тремя золотыми волосками)
Der Teufel mit den drei goldenen Haaren
30 Вошка и блошка Läuschen und Flöhchen
31 Девушка-безручка
(Безручка)
Das Mädchen ohne Hände
32 Смышлёный Ганс
(Ганс-разумник)
Der gescheite Hans
33 Три языка Die drei Sprachen со 2 издания; в 1 издании — KHM 33a: Der gestiefelte Kater
34* Умная Эльза Die kluge Else со 2 издания; в 1 издании — Hansens Trine
35 Портной на небе
(Портной в раю)
Der Schneider im Himmel со 2 издания; в 1 издании — KHM 157: Der Sperling und seine vier Kinder
36 Столик-накройся, золотой осёл и дубинка из мешка
(Скатерка-самовёртка, золотой осел и дубинка из мешка)
Tischchen deck dich, Goldesel und Knüppel aus dem Sack
37* Мальчик-с-пальчик Daumesdick со 2 издания; в 1 издании — KHM 37a: Von der Serviette, dem Tornister, dem Kanonenhütlein und dem Horn
38 Свадьба госпожи Лисы
(Свадьба лисички-сестрички)
Die Hochzeit der Frau Füchsin
39 Домовые Die Wichtelmänner
40 Жених-разбойник (Разбойник-жених) Der Räuberbräutigam
41 Господин Корбес Herr Korbes
42 Чёрт в кумовьях (Кум) Der Herr Gevatter
43 Госпожа Труда (Фрау Труда) Frau Trude с 3 издания; в 1 и 2 изданиях — KHM 43a: Die wunderliche Gasterei
44 Смерть в кумовьях Der Gevatter Tod
45* Мальчик-с-пальчик в пути (Странствия Мальчика-с-пальчика) Daumerlings Wanderschaft
46* Диковинная птица
(Чудо-птица)
Fitchers Vogel
47* Сказка о заколдованном дереве[d]
(Сказка про можжевельник)
Von dem Machandelboom
48 Старый Султан Der alte Sultan
49 Шесть лебедей Die sechs Schwäne
50* Спящая красавица
(Шиповничек)
Dornröschen
51* Найдёнышек
(Птица-найдёныш)
Fundevogel
52* Король Дроздобород
(Король-Дроздовик)
König Drosselbart
53* Белоснежка
(Снегурочка)
Schneewittchen
54 Ранец, шапочка и рожок
(Котомка, шляпёнка и рожок)
Der Ranzen, das Hütlein und das Hörnlein со 2 издания; в 1 издании — KHM 54a: Hans Dumm
55* Румпельштильцхен
(Хламушка-Крошка)
Rumpelstilzchen
56 Милый Роланд
(Милейший Роланд)
Der Liebste Roland
57 Золотая птица Der goldene Vogel
58* Собака и воробей Der Hund und der Sperling
59* Фридер и Катерлизхен
(Муженёк и жёнушка)
Der Frieder und das Katherlieschen со 2 издания; в 1 издании — KHM 59a: Prinz Schwan
60 Два брата Die zwei Brüder со 2 издания; в 1 издании — KHM 60a: Das Goldei
61 Мужичонка
(Мужичок)
Das Bürle со 2 издания; в 1 издании — KHM 61a: Von dem Schneider, der bald reich wurde
62 Царица пчёл
(Пчелиная матка)
Die Bienenkönigin во 2 издании как KHM 64; в 1 издании — KHM 62a: Blaubart
63 Три пёрышка Die drei Federn во 2 издании как KHM 64; в 1 издании — KHM 85: Die Goldkinder
64 Золотой гусь Die goldene Gans со 2-го издания, в 1-м издании помещено вместе с KHM 62, 63 и 64a: Die weiße Taube под общим названием Von dem Dummling
65* Пёстрая Шкурка
(Девушка-Дикарка)
Allerleirauh
66 Невеста зайчика
(Заячья невеста)
Häsichenbraut со 2 издания; в 1 издании — KHM 66a: Hurleburlebutz
67 Двенадцать охотников Die zwölf Jäger
68 Вор и его учитель De Gaudeif un sien Meester со 2 издания; в 1 издании — KHM 68a: Von dem Sommer- und Wintergarten
69* Йоринда и Йорингель Jorinde und Joringel
70 Три счастливца Die drei Glückskinder со 2 издания; в 1 издании — KHM 70a: Der Okerlo
71 Шестеро через весь свет пройдут
(Шестеро весь свет обойдут)
Sechse kommen durch die ganze Welt со 2 издания; в 1 издании — KHM 71a: Prinzessin Mäusehaut
72 Волк и человек Der Wolf und der Mensch со 2 издания; в 1 издании — KHM 72a: Das Birnli will nit fallen
73 Волк и лиса Der Wolf und der Fuchs со 2 издания; в 1 издании — KHM 73a: Das Mordschloß
74 Лиса и кума Der Fuchs und die Frau Gevatterin со 2 издания; в 1 издании — KHM 74a: Von Johannes-Wassersprung und Caspar-Wassersprung
75 Лиса и кот Der Fuchs und die Katze со 2 издания; в 1 издании — KHM 75a: Vogel Phönix
76 Гвоздика Die Nelke
77 Догадливая Гретель (Умная Гретель) Die kluge Gretel со 2 издания; в 1 издании — KHM 77a: Vom Schreiner und Drechsler
78 Старый дед и внучёк Der alte Großvater und der Enkel
79 Русалка
(Ундина)
Die Wassernixe
80* Сказка о кончине курочки (Про смерть курочки) Von dem Tode des Hühnchens
81 Брат-Весельчак Bruder Lustig со 2 издания; в 1 издании — KHM 81a: Der Schmied und der Teufel
82 Гансль-Игрок De Spielhansl со 2 издания; в 1 издании — KHM 82a: Die drei Schwestern
83* Ганс в счастье (Счастливый Ганс) Hans im Glück со 2 издания; в 1 издании — KHM 153: Das arme Mädchen
84 Ганс женится Hans heiratet со 2 издания; в 1 издании — KHM 84a: Die Schwiegermutter
85 Золотые дети Die Goldkinder во 2-м издании — как KHM 63; в 1-м издании — KHM 85a, b, c, d: Schneeblume, Prinzessin mit der Laus, Vom Prinz Johannes, Der gute Lappen под общим названием Fragmente
86 Лиса и гуси Der Fuchs und die Gänse

Из первого издания. Том 2 (1815)[править | править код]

Из второго издания (1819)[править | править код]

Из третьего издания (1837)[править | править код]

Из четвёртого издания (1840)[править | править код]

Из пятого издания (1843)[править | править код]

Из шестого издания (1850)[править | править код]

Детские легенды — дополнение из второго издания (1819)[править | править код]

Фрагменты в приложении[править | править код]

  • Der Mann vom Galgen
  • Die Laus (соответствует KHM 84a: Prinzessin mit der Laus)
  • Der starke Hans
  • Der gestiefelte Kater
  • Die böse Schwiegermutter (соответствует KHM 84a: Die Schwiegermutter)
  • Märchenhafte Bruchstücke in Volksliedern

Сказка о рыбаке и его жене. Братья Гримм ~ Я happy МАМА

Сказка о рыбаке и его жене написана братьями Гримм на основе фольклорного сюжета о золотой рыбке. Кстати, А.С. Пушкин написал свою знаменитую сказку, используя тот же сюжет. Сказка будет интересна детям любого возраста. Непременно прочитайте сказку онлайн и обсудите ее с ребенком.

Сказка о рыбаке и его жене читать

Загрузка текста сказки…

Краткое содержание сказки

Живет рыбак Тимпе-Те с женой Ильзебилль в старой избушке на берегу моря. Кормятся старики уловом рыбака. Поймал однажды рыбак единственную рыбу, которая оказалась заколдованным принцем. Человеческим голосом камбала обещала выполнить желания старика, если отпустит ее в море. Добрый старик бросил рыбу в воду, ничего у нее не попросив. Старуха узнала о волшебной рыбе и велела просить сначала добротную избу, потом замок. Стать королевой, потом императрицей, Папой Римским захотелось алчной старухе. Молча желания старухи исполняла волшебная камбала. Последним желанием старухи было стать Богом. Сказала тогда рыбаку рыба: «Ступай домой, сидит твоя старуха перед старой ветхой избушкой!». Читать сказку онлайн полностью можно на нашем сайте.

Анализ Сказки о рыбаке и его жене

Чему учит Сказка о рыбаке и его жене? Сказа поможет усвоить много мудрых и полезных истин:

  • следует ценить то, что имеешь;
  • всегда нужно уметь вовремя остановиться;
  • жадность никого до добра не доводила;
  • нужно уметь быть благодарным.

Мораль Сказки о рыбаке и его жене

Очень актуальна сказка для современного общества, в котором многие хотят получить от жизни все и сразу. При этом забывают об этических нормах и теряют здравый рассудок. Все нужно делать с умом, чтобы не оказаться у разбитого корыта – такова главная мысль и мораль Сказки о рыбаке и его жене.

Пословицы, поговорки и выражения сказки

  • Коли мед, так и ложкой.
  • На чужое заришься, свое потеряешь.
  • Дай душе волю, захочется и поболе.

Читать сказки онлайн – увлекательное и полезное занятие!

Сказки Братьев Гримм читать

Сказка о рыбаке и его жене— Братья Гримм — Поэзия . Проза

Рыбак с женою жили в дрянной лачужке у самого моря. Рыбак ходил каждый день на море и удил рыбу. Так и сидел он однажды за ужением, и все смотрел на блестящие волны — сидел да посиживал.

Вдруг удочка его погрузилась на дно глубоко-глубоко, и когда он ее стал вытаскивать, то выволок вместе с нею и большую каббалу.

И сказала ему рыбина: «Слышь-ка, рыбак, прошу тебя, отпусти меня на волю: я не настоящая камбала, я — завороженный принц. Ну, что тебе в том, что ты меня съешь? Я тебе не по вкусу придусь; лучше брось меня опять в воду, отпусти меня на простор.» — «Ну, — сказал рыбак, — напрасно ты и столько слов потратила; я бы и без того, конечно, отпустил на свободу такую рыбину, которая по-нашему говорить может.» И с этими словами он отпустил рыбину в воду, и пошла камбала на дно, оставляя следом по себе в воде кровавую струйку. Посмотрел рыбак, да и поплелся к жене в свою лачужку.

«Что же, муженек, — сказала жена, — или ты сегодня ничего не поймал?» — «Нет, — сказал рыбак, — я сегодня изловил камбалу, и она мне сказала, что она не камбала, а завороженный принц; ну, я и отпустил ее опять в море.» — «Так разве же ты себе у нее ничего не выпросил?» — сказала жена. «Нет, да и чего же мне у ней просить?» — «Ах, — сказала жена, — да ведь нам же так скверно живется в этой лачужке, и вони, и грязи у нас вдоволь; выпросил бы нам у нее избушку получше. Ступай-ка да вызови ее из моря: скажи ей, что нам нужна изба понаряднее, и она наверно даст нам ее.» — «Ах, — сказал рыбак, — ну что я там еще пойду шляться!» — «Да ведь ты же ее изловил и опять на волю выпустил — она для тебя наверно все сделает.»

Не хотелось рыбаку идти, но не хотелось и жене перечить — и поплелся он к морю.

Когда пришел он на море, море потемнело, и волны уже не так блестели, как утром. Подошел он и сказал:

Рыба, рыбка, рыбинка,
Ты, морская камбала!
С просьбою к тебе жена
Против воли шлет меня!

Приплыла к нему камбала и сказала: «Ну, что ж тебе надобно?» — «Да вот, — сказал рыбак, — я-то тебя сегодня изловил, так жена-то моя говорит, будто я должен у тебя что-нибудь себе выпросить. Не хочет, вишь, она больше жить в лачужке, в избу хочет на житье перейти.» — «Ну, ступай, — сказала камбала, — все тебе будет.»

Пошел рыбак домой и видит — жена-то его уж не в лачужке, а на месте лачужки стоит нарядная изба, и его жена сидит перед избою на скамье.

И взяла его жена за руку, и сказала ему: «Войди-ка сюда да посмотри — теперь нам жить-то будет гораздо лучше.»

И вошли они в избу: в избе просторные сени и большая комната, и покойчик, в котором их кровать стоит, и чулан с кладовою, и везде-то полки, и на полках-то всякого добра наставлено, и оловянной, и медной посуды — все необходимое. А позади дома небольшой дворик с курами и утками и маленький садик с зеленью и овощами. «Посмотри-ка, — сказала жена, — разве это не хорошо?» — «Да, — сказал рыбак, — мы теперь заживем припеваючи.» — «А вот посмотрим,» — сказала жена. После этого они поужинали и пошли спать.

Так прошло недели с две, и сказала жена: «Слышь-ка, муженек, изба-то нам уж очень тесна, а двор и сад слишком малы; твоя камбала могла бы нам и побольше дом подарить. Я бы хотела жить в большом каменном замке; ступай-ка к камбале, проси, чтобы подарила нам каменный замок.» — «Ах, жена, жена! — сказал рыбак. — Нам и в избе хорошо. Ну, как мы будем жить в замке?» — «Ах, что ты понимаешь? Ступай к камбале: она все это может сделать.» — «Нет, жена! — сказал рыбак. — Камбала только что дала нам избу; не могу я к ней сейчас же опять идти: ведь она, пожалуй, может и разгневаться.» — «Да ступай же! — сказала жена. — Она все это может сделать и сделает охотно. Ступай!»

У рыбака куда как тяжело было на сердце, он и идти не хотел; он сказал самому себе: «Этак делать не следует!» — и под конец все же пошел.

Когда он пришел к морю, море изрядно потемнело и стало иссиня-серым и не было уже таким светлым и зеленоватым, как прежде, однако же еще не волновалось. Тогда он подошел и сказал:

Рыба, рыбка, рыбинка,
Ты, морская камбала!
С просьбою к тебе жена
Против воли шлет меня!

«Ну, чего еще она хочет?» — спросила камбала. «Да вот, — сказал рыбак не без смущения, — она хочет жить в большом каменном замке.» — «Ступай к ней, вон она стоит перед дверьми,» — сказала камбала. Повернул рыбак к дому, стал подходить — и видит перед собою большой каменный дворец, а жена его стоит на крыльце и собирается войти во дворец; и взяла его за руку и сказала: «Войдем со мною вместе.»

Вошли и видят, что полы все в замке выстланы мраморными плитами и везде множество слуг, которые отворяли перед ними двери настежь; и стены-то все блестели, обитые прекрасными обоями, а в покоях везде и стулья, и столы золоченые, и хрустальные люстры спускаются с потолка, и всюду ковры разостланы; всюду столы ломятся от яств и самых лучших вин. А позади замка большой двор с конюшнею и коровником; и экипажи в сараях стоят самые лучшие. Был там сверх того большой и прекрасный сад с красивейшими цветами и плодовыми деревьями, и парк тянулся, по крайней мере, на полмили от замка, полный оленей, диких коз и зайцев, и всего, чего душа пожелает.

«Ну-ка, — сказала довольная жена, — разве все это не прекрасно?» — «О да! — сказал рыбак. — На этом мы и остановимся, и станем жить в этом чудесном замке; теперь у нас всего вдоволь.» — «А вот посмотрим да подумаем,» — сказала жена. С этим они и спать легли.

На другое утро жена проснулась первая, когда уж совсем рассвело, и из своей постели стала осматривать благодатную страну, которая простиралась кругом замка.

Муж все еще спал и не шевелился, и она, толкнув его локтем в бок, сказала: «Муженек, вставай да глянь-ка в окошко. Надумалось мне — отчего бы нам не быть королем да королевой над всею этою страною? Сходи ты к рыбине, скажи, что хотим быть королями.» — «Ах, матушка, — сказал рыбак, — ну, как это мы будем король да королева? Я никак не могу королем быть!» — «Ну, коли ты не можешь быть королем, так я могу быть королевой. Ступай к рыбине, скажи, что хочу быть королевой.» — «Ах, жена! Ну, где ж тебе быть королевой? Я этого ей и сказать не посмею!» — «А почему бы не сказать? — крикнула жена. — Сейчас же ступай — я должна быть королевой!»

Пошел рыбак от жены и был очень смущен тем, что его жена задумала попасть в королевы. «Не следовало бы так-то, не следовало бы!» — думал он про себя. И не хотел идти к морю, однако пошел-таки. И когда пришел к морю, море было свинцово-серое и волновалось, и воды его были мутны. Стал он на берегу и сказал:

Рыба, рыбка, рыбинка,
Ты, морская камбала!
С просьбою к тебе жена
Против воли шлет меня!

«Ну, чего там еще хотите?» — спросила камбала. «Ах, — сказал рыбак, — да ведь жена-то хочет королевой быть!» — «Ступай домой, будет по воле ее,» — сказала камбала.

Пошел рыбак домой — и видит, что замок разросся и стал гораздо обширнее, и ворота у замка большие, красивые; а у входных дверей стоит стража, и везде кругом много солдат с барабанами и трубами. Вошел во дворец, видит — везде мрамор да позолота, и бархат, и большие сундуки с золотом. Открылись перед ним настежь и двери залы, где весь двор был в сборе, и увидел он жену свою на высоком золотом троне с алмазами, в большой золотой короне, а в руках у нее скипетр из чистого золота с драгоценными камнями, а по обе стороны ее по шести девиц в ряд, одна другой красивее.

Стал он перед женою и сказал: «Ну, вот, женушка, ты теперь и королевой стала!» — «Да, — сказала она, — я теперь королева!»

Постоял он против нее, помялся, поглазел на нее и сказал: «А что, женушка, небось хорошо в королевах-то быть? Чай, теперь уж ничего не пожелаешь!» — «Нет, муженек, — сказала жена с тревогою, — соскучилась я быть королевой и не хочу больше. Поди, скажи рыбине, что я вот теперь королева, а хочу быть кайзером.» — «Ах, женушка! Ну, на что тебе быть кайзером!» — «Муж! Ступай к рыбине: хочу быть кайзером!» — «Ах, да нет же! — отвечал рыбак. — Кайзером она не может тебя сделать, и я ей об этом и слова замолвить не посмею; ведь королей-то много, а кайзер-то один! Наверно знаю, что не может она тебя кайзером сделать — и не может, и не может!» — «Что такое? Я королева, а ты мой муж — и смеешь мне перечить? Сейчас пошел туда! Могла меня рыбина королевой сделать, сможет сделать и кайзером! Слышишь, хочу быть кайзером! Сейчас пошел к рыбине!»

Вот и должен он был пойти. И идучи к морю, он крепко тревожился и все думал про себя: «К плохому дело идет! Кайзером быть захотела — уж это совсем бессовестно! Надоест она своей дурью рыбинке!»

В этих думах подошел он к морю; а море-то совсем почернело и вздулось, и ходили по нему пенистые волны, и ветер свистал так, что рыбаку было страшно. Стал он на берегу и сказал:

Рыба, рыбка, рыбинка,
Ты, морская камбала!
С просьбою к тебе жена
Против воли шлет меня!

«Ну, чего она еще хочет?» — сказала камбала. «Ах, камбала-матушка! Жена-то теперь кайзером быть хочет!» — «Ступай к ней, — сказала рыбка, — будет по ее воле.»

Пошел рыбак домой — и видит перед собой громадный замок, весь из полированного мрамора, с алебастровыми статуями и золочеными украшениями. Перед входом в замок маршируют солдаты, в трубы трубят и бьют в барабаны; а внутри замка бароны и графы, и герцоги расхаживают вместо прислуги: они перед ним и двери отперли (и двери-то из чистого золота!). И когда он вошел в залу, то увидел жену свою на троне высоком-превысоком, из литого золота; на голове у нее золотая корона в три локтя вышиной, вся усыпанная брильянтами и яхонтами; в одной руке у нее скипетр, а в другой — держава; и по обе стороны трона стоят в два ряда стражники, один красивее другого, и выстроены по росту — от самого громадного верзилы до самого маленького карлика, с мизинчик.

А перед троном стоят князья и герцоги.

Стал перед женой муж и сказал: «Ну, женушка, ты теперь кайзер?» — «Да, я теперь кайзер!» Посмотрел он на нее, полюбовался и сказал: «Небось, женушка, хорошо быть кайзером?» — «Ну, чего ты там стал? — сказала жена. — Я теперь кайзер, а хочу быть папой. Ступай, проси рыбину.» — «Ах, женушка! Чего ты еще захотела? Папой ты быть не можешь: папа один на весь крещеный мир! Этого и рыбинка не может сделать.» — «Муж! — сказала она. — Я хочу быть папой! Сейчас ступай к морю! Сегодня же хочу быть папой!» — «Нет, женушка, этого не смею я сказать рыбине! Это и нехорошо, да и слишком уж дерзко: папой не может тебя камбала сделать!» — «Коли могла кайзером сделать, сможет и папой! — сказала жена. — Сейчас пошел к морю! Я кайзер, а ты — мой муж! Пойдешь или нет?» Перепугался он и пошел, и совсем упал духом; дрожал, как в лихорадке, и колени у него сами подгибались.

Когда подошел он к морю, сильный ветер дул с моря, погоняя облака на небе, и было сумрачно на западе: листья срывало с деревьев, а море плескалось и шумело, ударяясь о берег, и видны были на нем вдали корабли, которые раскачивались и колыхались на волнах. Но все же на небе еще был заметен клочок лазури, хоть и явно было, что с юга надвигается буря. Вышел он на берег, совсем перепуганный, и сказал:

Рыба, рыбка, рыбинка,
Ты, морская камбала!
С просьбою к тебе жена
Против воли шлет меня!

«Ну, чего она еще хочет?» — сказала камбала. «Ох, — проговорил рыбак, — хочет она папою быть!» — «Ступай к ней; будет по ее воле,» — сказала камбала.

Пошел он обратно и, когда пришел, то увидел перед собою громадную кирху, кругом обстроенную дворцами. Едва пробился он сквозь толпу народа.

А внутри кирхи все было освещено тысячами и тысячами свечей, и жена его в одежде из чистого золота сидела на высочайшем троне, а на голове у ней были три большие золотые короны. Кругом ее толпилось много всякого духовенства, а по обе стороны трона стояли в два ряда свечи — от самой большой, толщиной с доброе бревно, до самой маленькой, грошовой свечурочки. А кайзеры и короли стояли перед ней на коленях и целовали ее туфлю.

«Женушка, — сказал рыбак, посмотревши на жену, — да ты, видно, папа?» — «Да, я теперь папа!»

Смотрел он, смотрел на нее, и казалось ему, что он смотрит на солнышко красное. Немного спустя и говорит он ей: «Ах, женушка, небось хорошо тебе папой быть?» А она сидела перед ним прямо и неподвижно, словно деревянная, и не двигалась, не трогалась с места. И сказал он: «Женушка! Ну, теперь, чай, довольна? Теперь ты папа и уж ничем больше не можешь быть?» — «А вот еще подумаю,» — сказала жена.

И затем они отправились спать; но она все еще не была довольна, и ее алчность не давала ей уснуть, и все-то она думала, чем бы ей еще можно быть.

Муж, набегавшись за день, спал отлично и крепко, а жена, напротив того, совсем не могла заснуть и все ворочалась с боку на бок, и все придумывала, чего бы ей еще пожелать, и ничего придумать не могла.

А между тем дело шло к восходу солнца, и когда она увидала зарю, то пододвинулась к самому краю кровати и стала глядеть из окна на восходящее солнце…

«А, — подумала она, — да разве же я не могу тоже повелевать и солнцу, и луне, чтобы они восходили?»

«Муж, а муж! — сказала она и толкнула его локтем под ребра. — Проснись! Ступай опять к рыбине и скажи, что я хочу быть самим Богом!»

Муж еще не совсем очнулся от сна, однако же так перепугался этих слов, что с кровати свалился. Ему показалось, что он ослышался; он стал протирать себе глаза и сказал: «Ах, женушка, что это ты такое сказала?» — «Муженек, — сказала она, — я не могу повелеть ни солнцу, ни месяцу, чтобы они восходили, да и видеть того не могу, как солнце и месяц восходят, и покойна ни на час не буду, пока не дано мне будет самой повелевать и солнцем, и месяцем!»

И так на него посмотрела, что его мороз по коже продрал. «Сейчас же ступай туда! Я хочу быть самим Богом!» — «Ах, женушка! — воскликнул рыбак и пал перед нею на колени. — Да ведь этого камбала не может сделать! Кайзером и папой она еще могла тебя сделать; так вот и прошу я тебя, образумься, останься папой!»

Тут она пришла в ярость, волосы у ней взъерошились на голове, и она крикнула во все горло: «Не смей со мною так говорить! Не смей! Сейчас проваливай!»

Тогда он мигом собрался и побежал к морю, словно помешанный. А на море бушевала буря, да такая, что он еле на ногах держался: дома и деревья падали, и горы тряслись, и осколки скал, обрываясь, скатывались в море, и небо было черным-черно, и гром гремел, и молния блистала, и волны ходили по морю, похожие на горы, увенчанные белою пеною. Выйдя на берег, он закричал во весь голос, и все же не мог расслышать даже собственных слов:

Рыба, рыбка, рыбинка,
Ты, морская камбала!
С просьбою к тебе жена
Против воли шлет меня!

«Ну, чего же еще она хочет?» — спросила камбала. «Ах, — пролепетал он, — она хочет быть самим Господом Богом.» — «Ступай же к ней — она опять сидит в своей лачуге.»

Там они еще и по сегодня сидят да посиживают, на море синее поглядывают.

Братья Гримм — Википедия

Бра́тья Гримм (нем. Brüder Grimm или Die Gebrüder Grimm; Якоб, 4 января 1785 — 20 сентября 1863 и Вильгельм, 24 февраля 1786 — 16 декабря 1859) — немецкие лингвисты и исследователи немецкой народной культуры. Собирали фольклор и опубликовали несколько сборников под названием «Сказки братьев Гримм», которые стали весьма популярными. В 1816—1818 годах также выпустили в Берлине двухтомный сборник «Немецкие легенды» (нем. Deutsche Sagen), использовав для его составления опубликованные к тому времени средневековые германские хроники. Совместно с Карлом Лахманном и Георгом Фридрихом Бенеке считаются отцами-основателями германской филологии и германистики. В конце жизни они занялись созданием первого словаря немецкого языка: Вильгельм умер в декабре 1859 года, завершив работу над буквой D; Якоб пережил своего брата почти на четыре года, успев завершить буквы A, B, C и E. Он умер за рабочим столом, работая над словом нем. Frucht (фрукт).

Братья Вильгельм и Якоб Гримм родились в городе Ханау. Долгое время жили в городе Касселе.

Могила братьев расположена на старом кладбище Святого Матфея в Шёнеберге.

 

 

 

 

Фридрих Гримм Ст.
(16 октября 1672, Ханау
— 4 апреля 1748, Ханау)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фридрих Гримм Мл.
(11 марта 1707, Ханау
— 20 марта 1777, Штайнау)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Юлиана Шарлотта Гримм
(по мужу — Шлеммер)
(3 августа 1735, Ханау
— 18 декабря 1796, Штайнау)

 

Филипп Вильгельм Гримм
(9 сентября 1751, Ханау
— 10 января 1796, Штайнау)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Якоб Людвиг Карл Гримм
(4 января 1785, Ханау
— 20 сентября 1863, Берлин)

 

Вильгельм Карл Гримм
(24 февраля 1786, Ханау
— 16 декабря 1859, Берлин)

 

Людвиг Эмиль Гримм
(14 марта 1790, Ханау
— 4 апреля 1863, Кассель)

 

Шарлотта Амалия Гримм
(по мужу — Хассенпфлуг)
(10 марта 1793, Штайнау-ан-дер-Штрасе
— 15 июня 1833, Кассель)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Фридрих Герман Гримм
(6 января 1828, Кассель
— 16 июня 1901, Берлин)

Полный список братьев и сестёр Гримм:

  • Фридрих Херманн Георг Гримм (12 декабря 1783 — 16 марта 1784)
  • Якоб Людвиг Карл Гримм (4 января 1785 — 20 сентября 1863)
  • Вильгельм Карл Гримм (24 февраля 1786 — 16 декабря 1859)
  • Карл Фридрих Гримм (24 апреля 1787 — 25 мая 1852)
  • Фердинанд Филипп Гримм (18 декабря 1788 — 6 января 1845)
  • Людвиг Эмиль Гримм (14 марта 1790 — 4 апреля 1863)
  • Фридрих Гримм (15 июня 1791 — 20 августа 1792)
  • Шарлотта Амалия Гримм (10 мая 1793 — 15 июня 1833)
  • Георг Эдуард Гримм (26 июля 1794 — 19 апреля 1795)
Братья Гримм на купюре в 1000 марок ФРГ

Как лингвисты, были одними из основоположников научной германистики. Якоб сформулировал и исследовал закон, впоследствии названный «законом Раска Гримма» о первом германском передвижении согласных.

Братья составляли этимологический «Немецкий словарь» (фактически общегерманский). Начавшийся в 1852 году выпуск Немецкого словаря был завершён лишь в 1961 году, но и после этого регулярно перерабатывается.

Некоторые сказки:

В 1987 г. в СССР вышел на экраны очередной выпуск детской телепередачи «Будильник», ведущая которой, журналистка по профессии, по сюжету этой серии получила от главного редактора задание взять интервью у братьев Гримм. Расстроенная такой абсурдной и невыполнимой задачей, она села в лифт, который оказался своеобразной «машиной времени», благодаря чему эта журналистка попала из 1987 г. в XIX век, где и смогла встретиться вживую с легендарными сказочниками. Эта серия тележурнала «Будильник» так и называется «Интервью с братьями Гримм». Обоих братьев сыграл в разном гриме актёр Александр Галибин[1].

В 2005 году был снят фильм-сказка «Братья Гримм». Несмотря на название и некоторые параллели, к реальным личностям фильм имеет косвенное отношение.

Также в Америке была написана серия книг «Сёстры Гримм». Сюжет этой серии повествует о девочках, являющихся потомками братьев Гримм. По сюжету, братья Гримм — не сказочники, а, скорее, летописцы, записывавшие всё о действительно происходивших историях, а все персонажи сказок — невымышленные существа, которые, к тому же, живут вечно. Они называют себя вечножителями. Девочки вместе с бабушкой расследуют разные криминальные дела, связанные с вечножителями. Автор книг — Майкл Бакли, а серия состоит из девяти книг. На данный момент написаны только восемь. Книги стали бестселлером в Нью-Йорке. Сами братья Гримм в серии книг не появляются, так как действие разворачивается в наше время.

В 2011 году в США стартовал телесериал «Гримм», повествующий о потомке семьи Гримм, живущем в Америке. По сюжету братья были людьми с особым даром видеть истинное лицо существ, живущих в человеческом обличье, и в своих сказках описывали истории об этих существах. Злых существ они и их потомки истребляют.

В американском телесериале «Десятое королевство» герои узнают, что в темнице, куда их поместили, 200 лет назад были заключены братья Гримм, обучившие немецкому языку тюремных крыс. Вернувшись в наш мир, они описали свои приключения в «Сказках братьев Гримм». Также на основе сказки братьев Гримм «Гензель и Гретель» снят фильм «Охотники на ведьм» (2013) с Джереми Реннером и Джеммой Артертон в главных ролях.

Экранизации произведений братьев Гримм[править | править код]

По сказкам братьев Гримм снят мультипликационный сериал «Симсала Гримм» (Simsala Grimm). Мультипликационные фильмы сериала связаны между собой современным объединяющим сюжетом и постоянно повторяющимся ритуалом: хитрый и шаловливый арлекин Йо-Йо (или ЁЁ) и симпатичный увалень-учёный доктор Крок, совершают свой полёт на богато украшенной книге и таинственным образом всегда оказываются в центре событий одной из широко известных сказок братьев Гримм. Годы выпуска сериала: 1999—2002, выпущено: Greenlight Media AG (Германия), снято 26 серий по 20—25 минут.

Производитель сериала «Симсала Гримм» — берлинская компания «Гринлайт Медиа» (Greenlight Media AG), являющаяся известным Европейским экспортером видеопродукции. В 1993 году основатель и президент компании, молодой журналист и писатель Сикоев Андрей Юрьевич (Andre Sikojev, 1961 г. р.) вместе с группой единомышленников из Берлина взялся за разработку собственной версии мультипликационной экранизации сказок братьев Гримм. Оригинальность замысла экранизации, бережное отношение к первоисточнику, а также высочайшее качество анимации привели к триумфальному мировому успеху нового сериала. Сериал «Симсала Гримм» постоянно демонстрируется в 130 странах мира, включая все европейские страны, а также страны юго-восточной Азии, южной Америки, США и Японию.

В честь одной из героинь сказки «О рыбаке и его жене» назван астероид (919) Ильзебилл (англ.)русск., открытый в 1919 году.

Сказки, включенные в собрание братьев Гримм, но опубликованные ранее Шарлем Перро:

Сказка о рыбаке и его жене. Братья Гримм

Сказка о рыбаке и его жене. Братья Гримм

 

Жил-был когда-то рыбак со своею женой. Жили они вместе в бедной избушке, у самого моря. Рыбак выходил каждый день к берегу моря и ловил рыбу, — так он и жил, что всё рыбу ловил.

Вот сидел он однажды с удочкой и все глядел на зеркальную воду; сидел он и сидел. Вдруг опустилась удочка на дно, глубоко-глубоко; стал он ее вытаскивать и вытащил большую камбалу-рыбу. И говорит ему камбала-рыба:

— Послушай, рыбак, прошу я тебя, отпусти меня в море! Не рыба я камбала, а очарованный принц. Ну, что тебе будет пользы в том, что ты меня съешь? Не по вкусу придусь я тебе. Отпусти меня в море, чтоб снова мне плавать.

— Ну, — говорит рыбак, — чего меня уговаривать? Камбалу, что умеет говорить человечьим голосом, я и так отпущу на свободу.

И он отпустил ее опять в чистое море. Опустилась она на дно и оставила за собой длинную струйку крови. Подивился рыбак и вернулся к жене в свою бедную избушку.

— Что ж ты, — говорит ему жена, — нынче ничего не поймал?

— Нет, — говорит рыбак, — поймал я камбалу-рыбу, а она сказала, что она — очарованный принц, вот, и отпустил я ее назад, пускай себе плавает в море.

— И ты у нее ничего и не выпросил? — спросила жена.

— Нет, — ответил рыбак, — чего же мне было желать?

— Эх, — сказала жена, — ведь плохо-то нам живется в бедной избушке, скверно в ней пахнет, смотри, какая она грязная, выпросил бы ты избу получше. Ступай да покличь назад камбалу-рыбу, скажи ей, что хотим мы избу получше. Она уж, наверное, выполнит просьбу.

— Ох, — сказал рыбак, — неужто мне снова туда идти?

— Да ведь ты же ее поймал и выпустил в море, она уж наверное все сделает. Ступай, счастливой тебе дороги!

Не хотелось идти рыбаку, но он не посмел перечить жене и пошел к морю.

Пришел на берег. Позеленело море, потемнело, не сверкает, как прежде. Подошел он к морю и говорит:

Человечек Тимпе-Те,

Рыба-камбала в воде,

Ильзебилль, моя жена,

Против воли шлет меня.

Приплыла камбала-рыба и спрашивает:

— Ну, чего ей надобно?

— Эх, — ответил рыбак, — ведь я-то тебя поймал, а жена мне говорит, будто я должен что-нибудь у тебя выпросить. Не хочет она больше жить в своей бедной избушке, хочет жить в хорошей избе.

— Ну, ступай, — говорит ему камбала-рыба, — все тебе будет.

Воротился рыбак домой. Видит — на месте бедной избушки стоит хорошая новая изба, и сидит жена его перед дверью на скамейке. Взяла его жена за руку и говорит:

— Ну, входи, погляди-ка, теперь-то ведь куда лучше.

Вошел он в избу, а в избе чистые сени и нарядная комната, и стоят в ней новые постели, а дальше чулан и столовая; и всюду полки, а на них самая лучшая утварь, и оловянная и медная — всё, что надо. А позади избы маленький дворик, и ходят там куры и утки; а дальше небольшой садик и огород с разной зеленью и овощами.

— Видишь, — говорит жена, — разве это не хорошо?

— Да, — ответил рыбак, — заживем мы теперь припеваючи, будем довольны и сыты.

— Ну, это еще посмотрим, как оно будет, — говорит жена. Поужинали они и легли спать.

Вот прошла так неделя, другая, и говорит жена:

— Послушай, муженек, а изба-то ведь тесная, двор и огород совсем маленькие; камбала-рыба могла бы подарить нам дом и побольше. Хочу жить в большом каменном замке. Ступай к камбале-рыбе, пусть подарит нам замок.

— Ах, жена, — ответил рыбак, — нам-то ведь и в этой избе хорошо, зачем нам жить в замке?

— Да что ты понимаешь! — говорит ему жена. — Ступай-ка опять к камбале-рыбе, она все может нам сделать.

— Нет, жена, — говорит рыбак, — камбала-рыба подарила нам недавно избу, не хочу я идти к ней опять, а не то она разгневается.

— Да ступай, — говорит жена, — она все может выполнить, и сделает это охотно. Ступай!

Тяжело было на сердце у рыбака, не хотелось ему идти; молвил он про себя: «Негоже так делать», но все-же пошел.

Пришел он к морю. Помутилось море, потемнело, совсем стало темным; иссиня — серым, и совсем не такое, как прежде — зеленое и светлое; но было оно еще тихое-тихое.

Подошел он к морю и говорит:

Человечек Тимпе-Те,

Рыба-камбала в воде,

Ильзебилль, моя жена,

Против воли шлет меня.

— Ну, чего она хочет? — говорит камбала-рыба.

— Эх, — ответил в смущении рыбак, — хочет она жить в большом каменном замке.

— Ну, ступай домой, вон стоит она у дверей, — молвила камбала-рыба.

Пошел рыбак и подумал: «Пойду я теперь домой», — и домой воротился. Видит — стоит перед ним большой каменный дворец, и стоит его жена на крыльце и собирается войти во дворец. Она взяла его за руку и говорит:

— Ну, войдем вместе со мной.

Вошли они, видят — всюду в замке мраморные полы; и стоит множество всяких слуг, отворяют они перед ними высокие двери; а стены все так и блестят, красивые на них обои, а в комнатах стулья и столы все сплошь из золота, и висят на потолке хрустальные люстры; и все залы и покои коврами устланы; и лучшие яства и вина драгоценные стоят на столах, — чуть не ломятся под ними столы. А позади замка просторный конюшенный двор и коровник, и возки и повозки самые лучшие, да, кроме того, большой прекрасный сад с великолепными цветами и чудными плодовыми деревьями, и парк — длиной будет этак с полмили, — а в нем олени, лани и зайцы и все, что только душа пожелает.

— Ну, что, — говорит жена, — разве это не прекрасно?

— О, да, — ответил рыбак, — пускай оно так и останется; давай заживем теперь в прекрасном замке и будем этим довольны.

— Ну, это мы еще подумаем, — говорит жена, — потолкуем после.

С тем и пошли они спать.

На другое утро, только стало светать, проснулась жена первая и увидела, лежа в постели, какой красивый вид за окном. Рыбак еще спал; толкнула жена его локтем в бок и говорит:

— Вставай, муженек, погляди-ка в окошко. А не стать ли нам королями над всей этой страной? Ступай-ка ты к камбале-рыбе, скажи — хотим мы быть королями.

— Ох, жена, — ответил рыбак, — и зачем нам быть королями? Не хочу я быть королем!

— Ну, — говорит ему жена, — ты не хочешь быть королем, а я вот хочу. Ступай-ка ты к камбале-рыбе, скажи ей, что хочу я стать королевой.

— Эх, жена, жена, — молвил рыбак, — зачем быть тебе королевой! Не посмею просить я ее об этом.

— Почему? — говорит жена. — Мигом ступай к морю, я должна быть королевой.

Пошел рыбак в смущенье, что хочет жена его стать королевой. «Ой, негоже, негоже так делать», — подумал рыбак.

Не хотелось ему идти, — пошел-таки к морю.

Приходит он к морю, а море все черное стало, волнуется, и ходят по нем волны большие и мутные-мутные. Подошел он к берегу и говорит:

Человечек Тимпе-Те,

Рыба-камбала в воде,

Ильзебилль, моя жена,

Против воли шлет меня.

— Ну, чего она еще захотела? — спрашивает камбала-рыба.

— Ах, — говорит рыбак, — она хочет стать королевой.

— Ступай домой, будет ей всё, — сказала камбала-рыба.

Воротился рыбак домой; подходит ко дворцу, видит — стал замок куда побольше, и башня на нем больше, да так красиво украшена; и стоят у ворот часовые и много солдат — играют на трубах, бьют в литавры и барабаны. Вошел он в двери, а всюду мрамор и золото, и бархатные везде ковры да золотые кисти.

Открылись перед ним двери в залу, а там все придворные в сборе, и сидит его жена на высоком, из чистого золота, троне, усыпанном бриллиантами; а на голове у жены большая золотая корона, и в руке у нее из чистого золота скипетр с дорогими камнями, и стоят по обе стороны по шесть девушек в ряд, одна другой красивей.

Подходит к ней рыбак, постоял и говорит:

— Ох, жена, ты, значит, теперь королевою стала?

— Да, — отвечает она, — я теперь королева!

Постоял он некоторое время, оглядел ее справа и слева и говорит:

— Ах, жена, вот и хорошо, что стала ты королевой. Теперь, пожалуй, тебе ничего больше и желать не надо.

— Нет, муженек, — говорит жена, и точно какая тревога ее одолела, — скучно мне быть королевой, не могу я дольше быть королевой. Ступай-ка ты к камбале-рыбе; я теперь королева, а хочу стать отныне императрицей.

— Ах, жена, — молвил рыбак, — ну, зачем тебе быть императрицей?

— Муж, — сказала она, — ступай-ка к этой камбале-рыбе, хочу я стать императрицей.

— Ох, жена, — отвечает ей муж на это, — императрицею сделать тебя она не сможет, я не посмею просить об этом камбалу-рыбу; императрица одна во всем государстве, императрицей не сможет сделать тебя камбала-рыба, никак не сможет.

— Что? — сказала жена. — Ведь я королева, а ты мой муж; пойдешь к рыбе подобру-поздорову? Ступай! Раз могла сделать она меня королевой, может сделать и императрицей. Хочу стать я императрицей, ступай поживее.

И пришлось идти ему снова. Подошел он к морю, но стало ему страшно; идя, подумал он про себя: «Дело, видно, идет не к добру; совести нет у нее, хочет императрицею сделаться; надоест под конец это камбале-рыбе».

Пришел он к морю, а море стало еще чернее, вздулось и все до самых глубин взволновалось, и ходили волны по нем, и разгуливал буйный ветер и дул им навстречу; и рыбаку сделалось страшно. Он вышел на берег и говорит:

Человечек Тимпе-Те,

Рыба-камбала в воде,

Ильзебилль, моя жена.

Против воли шлет меня.

— Ну, чего она еще захотела? — спросила камбала-рыба.

— Ах, камбала-рыба, — сказал он, — хочет жена моя стать императрицей.

— Ступай, — сказала камбала-рыба, — будет ей всё.

Воротился рыбак домой, видит — одет весь замок полированным мрамором, стоят изваяния из алебастра, и всюду золотые украшения. Маршируют перед входом солдаты, дуют в трубы, бьют в литавры и барабаны; а по дому расхаживают бароны, графы да герцоги разные и прислуживают жене, точно слуги; открывают они перед ним двери, а все двери сплошь золотые.

Входит он, видит — сидит жена его на троне, а он из цельного золота кован, а высотой будет этак с две мили; а на голове у нее большая золотая корона вышиною в три локтя, усыпана вся алмазами и рубинами. В одной руке у жены скипетр, а в другой держава; и стоят по обе стороны телохранители в два ряда, один красивей другого, все, как на подбор, великаны, и самый из них большой ростом в две мили, и выстроились все в шеренгу от большого до самого малого карлика, что будет не больше, чем мой мизинец. И стоят перед ней князья да герцоги. Подошел рыбак ближе, остановился и говорит:

— Жена, значит ты теперь императрица?

— Да, — говорит она, — теперь я императрица.

Постоял он, поглядел на нее хорошенько, разглядел, посмотрел еще раз и говорит:

— Ох, жена, как красиво, когда ты императрицею стала!

— Ну, чего ж ты стоишь? Теперь я императрица, а хочу стать папою римским, ступай к камбале-рыбе.

— Ах, жена, — молвил рыбак, — чего еще захотела! Папой стать ты не можешь, папа один во всем христианском мире, — этого рыба сделать никак уж не может.

— Муж, — говорит она, — хочу я стать папой, ступай поскорее к рыбе, должна я сегодня же сделаться папой.

— Нет, жена, — говорит ей рыбак, — я и сказать ей о том не посмею. Нет, так негоже и дерзко, — папою камбала-рыба сделать тебя не сможет.

— Муж, как ты смеешь мне перечить! — сказала жена. — Раз могла она сделать меня императрицей, сможет сделать и папой. Ну, поскорей отправляйся, я — императрица, а ты — мой муж, пойдешь подобру-поздорову?

Испугался рыбак и пошел, но было ему слишком тяжко, он дрожал, и колени у него подгибались.

И поднялся вдруг кругом такой ветер, мчались тучи, и стало на западном крае темным-темно, срывались листья с деревьев, волновалось море и бушевало и билось о берег, и были на нем вдали видны корабли, которые застигла буря; их носило, качая по волнам. Но небо было в середине еще слегка синеватое, а на юге багряное, как перед грозою.

Подошел рыбак к морю, остановился в страхе и говорит:

Человечек Тимпе-Те,

Рыба-камбала в воде,

Ильзебилль, моя жена,

Против воли шлет меня.

— Ну, чего она еще захотела? — говорит камбала-рыба.

— Ох, — отвечает рыбак, — хочет стать она папою римским.

— Ступай, будет по ее воле, — молвила камбала-рыба.

Воротился рыбак, приходит домой, видит — стоит большой собор, а вокруг него всё дворцы понастроены. Пробился он сквозь толпу. И было внутри всё освещено тысячами тысяч свечей, а жена облачена в ризы из чистого золота; видит — сидит она на троне на высочайшем, и на голове у нее три большие золотые короны. А вокруг стоит разное духовенство; и по обе стороны ее поставлены свечи в два ряда, и самая большая из них — такая огромная и толстая, как самая что ни на есть высокая башня, а самая маленькая — та совсем крошечная. И все короли и цари стоят перед ней на коленях, целуют ей туфлю.

Посмотрел на нее рыбак внимательно и говорит:

— Жена, ты теперь, стало быть, папа?

— Да, — отвечает она, — я теперь папа.

Вот стоит он и глядит на нее пристально; и показалось ему, будто он смотрит на ясное солнышко. Оглядел он ее хорошенько и говорит:

— Ах, жена, как прекрасно, что ты сделалась папой!

Сидит она перед ним истуканом и не двинется, не шелохнется. И говорит он:

— Ну, жена, ты теперь-то, пожалуй, довольна. Вот ты и папа, и никак уж теперь не можешь стать выше.

— А я вот подумаю, — говорит жена.

Легли они спать, но она была недовольна, жадность не давала уснуть ей, и она все думала, кем бы стать ей еще.

А муж спал крепким сном: он набегался за день; а жена, та совсем не могла уснуть, всю ночь ворочалась с боку на бок и все думала, чего бы ей еще пожелать, кем бы стать ей еще, но придумать ничего не могла. Вот уж и солнцу скоро всходить; увидала она утреннюю зарю, придвинулась к краю постели и стала глядеть из окна на восход солнца. «Что ж, — подумала она, — разве я не могла бы повелевать и луной и солнцем, чтоб всходили они, когда я захочу?»

— Муж, — толкнула она его локтем в бок, — чего спишь, скорей просыпайся да ступай к камбале-рыбе, скажи ей, что хочу я стать богом.

Муж на ту пору еще не совсем проснулся, но, услыхав такие речи, он так испугался, что свалился с постели прямо на пол. Он подумал, что ослышался, может, стал протирать глаза и сказал:

— Ох, жена, жена, ты это что говоришь такое?

— Да вот, — отвечала она, — не могу я повелевать луною и солнцем, а должна только смотреть, как они всходят; и не буду я покойна до той поры, пока не смогу повелевать и луною и солнцем. — И так на него грозно она посмотрела, что стало ему страшно. — Мигом ступай к морю, хочу я стать богом!

— Ох, жена, жена, — молвил ей муж и упал перед ней на колени, — этого камбала-рыба уж никак сделать не может. Царем и папой она еще могла тебя сделать; прошу, образумься и останься ты папой!

Тут пришла она в ярость, и взъерошились волосы у нее на голове, она толкнула его ногой да как крикнет:

— Не смей мне перечить, я терпеть этого больше не стану! Что, пойдешь подобру-поздорову?

Тут поднялся он и мигом кинулся к морю и бежал прямо как угорелый.

Бушевала на море буря, и кругом все так шумело и ревело, что он еле мог на ногах удержаться. Падали дома, дрожали деревья, и рушились в море камни со скал, и было все небо как сажа черное. Гром грохотал, сверкали молнии, ходили по морю высокие черные волны, такой вышины, как колокольни; и горы и всё было покрыто белым венцом из пены.

Крикнул рыбак во все горло, но не мог он и собственных слов расслышать:

Человечек Тимпе-Те,

Рыба-камбала в воде,

Ильзебилль, моя жена,

Против воли шлет меня.

— Ну, чего еще она захотела? — спросила камбала-рыба.

— Ох, — сказал ей рыбак, — хочет стать она богом!

— Так ступай домой, сидит она снова на пороге своей избушки. Так и сидят они там и доныне.

 

 

 

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о