Разное

Фрейд защитные механизмы: Защитные механизмы по фрейду: теория и реальные примеры – Защитные механизмы психики — Зигмунд Фрейд. Вклад в науку.

Содержание

Проекция, отрицание и другие защитные механизмы по Анне Фрейд в анимированном видео

Кто из нас хоть раз не находился в процессе отрицания, вытеснения, проекции, рационализации или интеллектуализации событий, регрессируя в детство, замещая свой гнев или сбегая в фантазии? Многим эти термины хорошо знакомы. Своим местом в культуре по большому счёту они обязаны психоаналитику Анне Фрейд, которая каталогизировала эти и другие защитные механизмы в своей книге «Эго и механизмы защиты» (Das Ich und die Abwehrmechanismen, 1936). Она объяснила, как мы иногда впадаем в неприятное и даже смущающее поведение, чтобы защитить своё Эго – предпочтительную версию самих себя.

Дочь Зигмунда Фрейда внесла значительный вклад в психоаналитическую науку. Многие термины, введённые Зигмундом Фрейдом, – Эдипов комплекс, Ид (Оно), Эго и Супер Эго – остаются в современном лексиконе. Определения, которые дочь «отца психоанализа» дала механизмам защиты, находят ещё большее применение.

О ключевых механизмах с разъяснениями и примерами можно узнать всего за 6 минут из видео, опубликованного YouTube-каналом The School of Life.

Видео с русскими субтитрами, ниже стенограмма:

Анна Фрейд была дочерью основателя психоанализа Зигмунда Фрейда. Она родилась в Вене в 1895 году, когда радикальные теории её отца о сексе и психике начали набирать популярность в Европе. Она стала школьным учителем и затем – психоаналитиком и пионером в психоаналитическом лечении детей, открывая клиники и детские сады для детей, травмированных войной, выживших в холокосте или имеющих другие сложности в жизни.

Для нас, возможно, наиболее важно то, что Анна – проводник по теме защитных механизмов, которые она прекрасно описала в своей книге 1936 года «Эго и механизмы защиты». В книге впервые изложена идея, что мы инстинктивно пытаемся защитить своё Эго (наше представление о том, кем мы являемся) с помощью различных защит.

Сложность состоит в том, что, защищая себя от гипотетической боли, мы наносим вред нашей возможности построения долгосрочных отношений с реальностью и, как следствие, своему дальнейшему развитию и созреванию.

Анна Фрейд выделила 10 защитных механизмов:

1. Отрицание.

Отрицание, это когда мы не признаём существование проблемы, и думаем примерно таким образом: мне нравится выпивать, иногда у меня бывает тяжёлое похмелье, но я могу с этим справиться! Если другие люди пытаются указать нам на нашу проблему, нам свойственно реагировать на это очень плохо.

Механизм немедленного выживания – это краткосрочный инстинкт, чтобы оставаться о себе хорошего мнения – означает отказ признавать нашу потребность в изменениях.

2. Проекция.

При Проекции вы приписываете негативное ощущение, которое у вас возникает, кому-то другому. Например, у вас может возникнуть ощущение, что ваш партнёр будет крайне критичным, если вы не заработаете в этом году больше денег, чем в прошлом. Но в реальности он может быть вполне понимающим и сопереживающим. Жестокие, суровые мысли не в вашем партнёре, они внутри вас – и они принимают форму, которую, скажем, ваша мама использовала при общении с вами… Но вы приписываете эти негативные ощущения, которые вы не хотите признавать в себе, кому-то другому. Это – проекция.

3. Обращение против себя.

Это когда мы думаем плохо о себе, избегая таким образом ещё более ужасных мыслей: что кто-то, на чью любовь мы надеемся, на самом деле нас не любит.

Анна Фрейд обнаружила, что дети делают это постоянно. Ребёнок, подвергшийся насилию со стороны родителя, как правило, будет искать спасения в такой мысли, которая хоть и мрачна, но мене ужасна, чем альтернативы. Он или она будут думать: я, должно быть, никчемный, раз мой родитель так со мной поступает. Так что на самом деле ход мыслей таков: у меня всё ещё есть хороший родитель.

Конечно, больно думать, что мы плохие и никчемные, но для особо хрупкой детской психики это переживается менее катастрофично, чем альтернатива: думать о том, что мы в руках родителя, которому всё равно.

4. Сублимация.

Мы сублимируем, когда направляем запретные чувства или мысли – часто о сексе или насилии – на более «высокие» и тонкие материи. Многие художники и особенно музыканты использовали сублимацию для переключения с негативного жизненного опыта, например, наркотическая зависимость, социальные беды, проблемы с семьёй и так далее на популярные и вызывающие резонанс продукты творчества.

Сублимация – всё ещё защитный механизм, но один из самых лучших.

5. Регрессия.

Анна Фрейд верила, что когда с нами случается что-то неприятное, то мы часто регрессируем к способу поведения, который использовали когда были младше. В частности, мы делаем то, что обычно делают дети, которые хотят избежать ответственности. Для ребёнка всегда виноват кто-то другой, чаще всего – родитель – и он должен исправить ситуацию.

В регрессии мы переживаем инфантильное чувство собственной чистоты и невинности. Во всём виноват весь остальной мир. Все остальные должны разобраться в проблемах. По Анне Фрейд, это нормально для большинства здоровых в других отношениях взрослых – регрессировать под давлением обстоятельств. Это становится проблемой лишь в том случае, если продолжается слишком долго.

6. Рационализация.

Рационализация – это разумное оправдание для наших действий (или того, что с нами случилось). Но оно тщательно адаптировано для получения тех выводов, в которых мы нуждаемся: что мы невинные, милые, достойные люди. Например, после того, как нас не взяли на работу, рационализирующая защита сказала бы: это была «скучная компания» или «в любом случае я не очень-то хочу там работать». Такие люди могут очень нуждаться в работе, но очень унизительно и глубоко мучительно признавать это на уровне Эго.

7. Интеллектуализация.

Интеллектуализация похожа. Скребущее чувство утраты, вины, предательства и гнева при расставании с партнёром могут быть нейтрализованы с помощью размышления об истории поздней Римской Империи или планах правительства о повышении налоговых ставок.

Многие интеллектуалы не просто много думают, они также виновны в «интеллектуализации», это означает, что им свойственно держать наготове набор наиболее волнительных тем, вызывающих напряжение.

8. Реактивная формация.

Реактивная формация побуждает к противоположным, чем наши изначальные неприемлемые чувства. Например, кто-то, испытывающий повышенный интерес к подростковой сексуальности, может уйти в религию, делая особый акцент на воздержании среди молодёжи.

В детстве мы часто грешим реактивной формацией. Когда мы смущаемся из-за интереса к однокласснику, то можем быть злыми или агрессивными по отношению к нему, вместо признания того, что он нам нравится.

9. Замещение.

Замещение – это перенаправление (чаще агрессивного) желания на другого получателя, обычно менее угрожающего или того, кого проще обвинить.

Это классический случай, когда кто-то, почувствовав угрозы своего босса, придя домой, начинает срываться на своём партнёре.

10. Фантазирование.

Фантазирование – избегание проблем путём фантазии, изолируя себя от реальности: от мечтаний наяву до чтения литературы и просмотра порно. Мы его используем для переноса себя из угрожающего нам мира, чтобы найти комфорт в другом месте.

Превью: Зигмунд Фрейд в своем офисе в Вене с дочерью Анной, 1937 год. Фотография сделана принцессой Евгенией Греческой, дочерью Мари Бонапарт.

Смотрите также:

Защитные механизмы по Зигмунду Фрейду

Защитные механизмы — формы психической защиты, ограждающие человека от сильных переживаний и травмирующих событий, и связанной с этим тревогой. Зигмунд Фрейд

Зигмунд ФрейдЭто своеобразные механизмы адаптации, позволяющие внутреннему Я регулировать воздействие среды и общества, перенося негативные переживания в область бессознательного.

Такое поведение помогает человеку снять гнетущую тревогу, возникающую в ответ на проблемы, решить которые он не в силах. Это может быть переживание утраты близкого человека, упадок самооценки, травматические воспоминания.

Закономерно, что большинство таких механизмов формируется в детстве, когда ребенок действительно не может решить свои проблемы другим, рациональным путем. И в этом даже есть положительная сторона — психика стабилизируется, становится менее уязвимой для отрицательных переживаний. Однако, со временем, защита становится препятствием для развития и личностного роста, человек все больше уходит от реальности, теряет объективность суждений, занимается самообманом.

Характеристики, присущие всем защитным механизмам:

  • действие происходит на бессознательном уровне и носит автоматический характер;
  • результатом становится искаженное восприятие реальности.

к содержанию ↑

Основные защитные стратегии психики

Нужно уточнить, что на сегодня психологами выявлено более 20 видов защитных механизмов. Однако общей и удовлетворяющей всем запросам классификации пока не выработано. Поэтому, для понимания истоков психоанализа и глубинных явлений психики, надо изучить основные и универсальные механизмы защиты, описанные Фрейдом.

к содержанию ↑

Вытеснение

Процесс подавления и вытеснения в сферу бессознательного тех переживаний, мыслей и влечений, которые несут чувство вины и стыда, причиняют стресс, боль или страдания.

Проявляется это в забывании неприятных обязанностей, определенных воспоминаний, или происшествий. Однако эти вытесненные события и чувства никуда не исчезают. Они являются человеку в виде сновидений, оговорках или шутках. Для сдерживания этих прорывов, психика затрачивает много энергии, что ведет к истощению ресурсов и возникновению неврозов, психосоматическим нарушениям.

Фрейд полагал этот механизм первичной защитой от тревоги, которая может служить основой для образования других видов защит.

к содержанию ↑

Проекция

Заключается в приписывании собственных мыслей, поведения и переживаний другим людям или целым сообществам. Это то, что индивидуум считает неприемлемым в результате воспитания или же перекладывание на других вину за свои ошибки и промахи.

Человек отказывается принимать в себе определенные черты характера или чувства, вроде зависти, злобы и лицемерия, обвиняет в них окружающих. Тем самым он защищается от осознания своих проблем или недостатков, перекладывает на других ответственность за свои поступки.

Например, человек может обвинять общество в несправедливости и жестокости, что, в свою очередь, оправдывает такое же отношение к другим, раз уж «мир таков». Или же осуждать людей в извращенных влечениях, видеть в каждом событии грязные намеки, потому что отрицает собственные сексуальные наклонности.

Феномен проекции превращает людей в удобные мишени для агрессии и лежит в основе всевозможных предрассудков, общественных стереотипах и расовой нетерпимости.

На практике встречается так же часто, как и механизм вытеснения.

к содержанию ↑

Замещение

Процесс, при котором негативные эмоции перенаправляются на более безопасный, с точки зрения индивидуума, объект для реагирования. Муж, которого на работе третирует начальство, срывается дома на жену и детей. Ребенок, получив взбучку от родителей, ломает игрушки или бьет домашнего питомца.

Или же, как вариант, возникает аутоагрессия, которая проявляется в самообвинении и самобичевании, и может перерасти в депрессию.

Суть в том, что истинный объект для выплеска негодования заменяется менее угрожающим. Проявляется замещение также в высокой раздражительности и чувствительности.

к содержанию ↑

Рационализация

Объяснение своего иррационального поведения разумными причинами. Рационализация помогает оправдать свои ошибки и проступки в глазах окружающих. Служит этот механизм, в первую очередь, для сохранения и защиты самооценки. Скажем, студент, проваливший сессию, объясняет это тем, что на самом деле не хочет учиться по специальности.

Рационализация к тому же помогает справиться с фрустрацией, давая объяснения тем поступкам людей, которые способны причинить боль и страдания, будучи понятыми правильно. К примеру, отвергнутый мужчина объясняет неудачу тем, что женщина глупа и некрасива.

Этот механизм гасит тревогу и помогает найти аргументы и логику в собственном неприемлемом поведении или желаниях.

к содержанию ↑

Реактивное образование

Сложный двухуровневый механизм защиты, который, в общем, заключается в том, что человек ведет себя прямо противоположно вытесненному неосознаваемому стремлению. Например, мать, которая не любит ребенка, чрезмерно заботится о нем.

  • На 1 стадии подавляется запретные чувства и переживания;
  • На 2 стадии возникает гипертрофированное противоположное чувство.

Таким образом, психика защищается от социально неприемлемых импульсов и влечений. Возникает обратное действие. Классический случай для объяснения этого феномена — активная и публичная гомофобия, которая является результатом собственных подавленных наклонностей.

к содержанию ↑

Регрессия

Механизм, позволяющий избежать страха и тревоги при помощи возвращения к более ранним, детским моделям поведения. Возникает как реакция на травмирующие ситуации и переживания.

Механизм регрессии подключает более примитивные формы мышления и реагировании. Не зря детство считается периодом, наиболее безопасным и приятным для человека. Человек начинает дуться, упрямиться, вместо того, чтобы решать проблему, не сдерживает эмоциональные реакции, отрицает аргументированное мнение и факты. В поведении это может проявляться в том, что человек начинает грызть ногти, или смотреть детские фильмы и мультики.

Считается, что подобная защитная реакция присуща инфантильным людям. Однако и психически состоявшиеся и зрелые личности могут впасть в регрессию в ситуации сильной эмоциональной и психической перегрузки.

к содержанию ↑

Отрицание

Заключается в отрицании реальности или каких-то событий. Считается в определенном роде «детской» реакций, потому что игнорируются очевидные доказательства и доводы, противоречия в логике. Оно типично для детей, во взрослом возрасте проявляется как реакция на сложные травмирующие события.

Например, человек может отрицать совершение преступления, если был пьян и не осознавал происходящее. Или мать может до последнего отказываться поверить в смерть ребенка.

Также отрицание является первой ступенью переживания горя, и нередко, человек не в силах перейти на другую ступень осознания утраты и снова и снова возвращается к отрицанию.

Отрицание спасает человека от первоначального шока, давая время, чтобы постепенно привыкнуть к произошедшему. Но долго задерживаться в этом состоянии нельзя.

к содержанию ↑

Сублимация

Единственная из всех защит, считающаяся положительной и конструктивной. Она позволяет перенаправить нереализованную сексуальную энергию в русло творчества или в другую, социально приемлемую деятельность. Например, человек может найти выход внутренней тревоге, занявшись уборкой дома, спортом, музыкой или рисованием.

Даже выбор профессии может быть обусловлен подавленными инстинктивными импульсами. Агрессивный юноша подастся в футбол или хоккей, женщина с садистическими наклонностями — становится хирургом.

По-мнению самого Фрейда, сублимация послужила основой для великих достижений цивилизации, развитии культуры, искусства и науки.

На сегодня существуют тесты, например, тест Лазаруса, позволяющие выявить у себя конкретные действующие механизмы защиты. Определив 2-3 основных механизмов, можно овладеть контролем над ними, используя копинг-стратегии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Читать книгу Психология Я и защитные механизмы

Анна ФРЕЙД ПСИХОЛОГИЯ Я И ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ

ПРЕДИСЛОВИЕ. ДЕТСКИЙ ПСИХОАНАЛИЗ

Судьба Анны Фрейд (1895–1982), и личная, и профессиональная, неразрывно связана с развитием оригинального направления практической психологии – детского психоанализа. Дочь классика психоанализа Зигмунда Фрейда, начав свою карьеру в 1912 г. с работы учительницы, уже в 1923 г. становится преподавателем и директором Венского института по подготовке детских психоаналитиков. Вначале в Австрии, а после эмиграции в 1938 г. в Великобритании Анна Фрейд самоотверженно занимается вопросами развития личности ребенка и помощи ребенку в полной драм жизни. Ее перу принадлежат такие пользующиеся популярностью труды, как «Введение в детский психоанализ» (1927), «Психоанализ для учителей и родителей» (1931), «Война и дети» (1944), «Норма и патология в детстве» (1966). Широкий спектр исследований Анны Фрейд – почетного доктора Университета Кларка (США) и Венского университета (Австрия), посвященных психоанализу детства, образованию, социальной работе, детской психиатрии и педиатрии, наиболее полно отражен в 8–томном собрании ее трудов (1971–1980, США). Мировую известность А.Фрейд принесла ее работа «Психология Я и защитные механизмы», открывшая путь к пониманию и преодолению конфликтов детской души.

«Во мне сидит черт. Можно ли его вынуть?» В этом вопросе шестилетней девочки к Анне Фрейд сфокусированы конфликты детской души, над разрешением которых в течение 70 лет бьется детский психоанализ. Каковы внутренние резервы детского Я в поединке с полным противоречий миром? Как рождаются защитные механизмы личности, позволяющие сохранить устойчивость поведения ребенка в веере различных жизненных ситуаций? Сколь велика магия слова мастера детского психоанализа, приходящего на помощь к испытывающему страхи и живущему не в ладу с самим собой и окружающими людьми растущему человеку? Ответы на эти и многие другие вопросы позволили Анне Фрейд по праву встать в одном историческом ряду с основателем психоанализа Зигмундом Фрейдом, а не просто остаться дочерью знаменитого отца. В отличие от традиционного психоанализа психологические воззрения Анны Фрейд проникнуты верой в силу человеческого Я, и созданное ею теоретическое направление не случайно вошло в историю науки под именем «Эго-психология».

Книгу А.Фрейд «Психология Я и защитные механизмы», увидевшую свет в 1936 г., ожидала судьба классических работ. Над идеями о механизмах психологической защиты и их роли в развитии личности ребенка оказалось не властно неумолимое время. Нет сомнения в том, что психологи, педагоги и врачи, познакомившись с этой замечательной книгой, откроют для себя одно из самых оригинальных направлений практической психологии – детский психоанализ.

Александр Асмолов,

вице-президент

Общества психологов

А. ТЕОРИЯ ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ

I.Я КАК ТОЧКА НАБЛЮДЕНИЯ

Определение психоанализа. В развитии психоаналитической науки были периоды, когда теоретическое исследование индивидуального Я было не слишком популярным. Многие аналитики считали, что в анализе ценность научной и терапевтической работы прямо пропорциональна глубине затрагиваемых психических слоев. Всегда, когда интерес смещался от глубоких к более поверхностным психическим слоям, т.е. всегда, когда исследование отклонялось от Оно к Я, возникало ощущение, что это начало отхода от психоанализа в целом. Считалось, что термин психоанализ должен быть сохранен для новых открытий, относящихся к бессознательной психической жизни, например к исследованию подавленных инстинктивных импульсов, аффектов и фантазий. Такими же проблемами, как приспособление детей и взрослых к внешнему миру, такими понятиями, как здоровье и болезнь, добродетель и порок, психоанализ не занимается. Он должен посвятить свои исследования исключительно детским фантазиям, сохранившимся во взрослой жизни, воображаемому удовлетворению и ожидаемому в качестве возмездия за него наказанию.

Такое определение психоанализа достаточно часто встречалось в психоаналитических работах и, по-видимому, подкреплялось его практическим использованием, при котором психоанализ и глубинная психология всегда рассматривались как синонимы. Более того, некоторые основания для такого определения имеются и в прошлом психоанализа, поскольку можно сказать, что с самых первых лет нашей науки ее теория, построенная на эмпирической основе, была преимущественно психологией бессознательного, или, как мы сказали бы сейчас, психологией Оно. Но это определение немедленно утрачивает все претензии на точность, как только мы прикладываем его к психоаналитической терапии. Анализ как терапевтический метод с самого начала имеет дело с Я и его отклонениями; исследование Оно и его способа действия всегда было лишь средством для достижения цели. А цель всегда одна и та же: коррекция этих отклонений и восстановление Я в его целостности.

Когда работы Фрейда, начиная с «Group psychology and the analysis of the Ego» (1921) и «Beyond the pleasure principle» (1920), приняли новое направление, на исследованиях Я перестала лежать печать аналитической неортодоксальности, и интерес окончательно сосредоточился на образованиях Я. С тех пор термин «глубинная психология» не покрывает всей области психоаналитического исследования. В настоящее время мы, по-видимому, определили бы задачу анализа следующим образом: получить максимально полное знание обо всех трех образованиях, из которых, как мы считаем, состоит психическая личность, и изучить их отношения между собой и с внешним миром. Иными словами, по отношению к Я – исследовать его содержание, границы и функции, проследить историю его зависимости от внешнего мира, Оно и Сверх-Я; по отношению к Оно – дать описание инстинктов, т.е. содержания Оно, и проследить их трансформации.

Оно, Яи Сверх-Яв самовосприятии. Все мы знаем, что эти три психических образования доступны наблюдению в разной степени. Наше знание об Оно – которое раньше называлось системой Ucs. – может быть получено лишь на основании производных этой системы, проявляющихся в системах Pcs. и Cs. Если внутри Оно преобладает состояние покоя и удовлетворения, при котором в поисках удовлетворения ни один инстинктивный импульс не вторгается в Я и не вызывает в нем чувств напряжения и страдания, то мы ничего не можем узнать о содержании Оно. Отсюда следует, по крайней мере теоретически, что Оно открыто для наблюдения не при всех условиях.

Со Сверх-Я дело обстоит иначе. Его содержания большей частью осознаны и, следовательно, прямо доступны эндопсихическому восприятию. Тем не менее наше описание Сверх-Я всегда начинает становиться неопределенным, когда между ним и Я существуют гармоничные отношения. В этом случае мы говорим, что они совпадают, т.е. в такие моменты Сверх-Я недоступно наблюдению как отдельное образование ни для самого субъекта, ни для внешнего наблюдателя. Его очертания становятся ясными лишь тогда, когда оно относится к Я враждебно либо критично. Сверх-Я, как и Оно, становится видимым через состояния, которые оно продуцирует в Я, например через чувство вины, вызванное его критическим отношением.

Якак наблюдатель. Это означает, что собственно полем нашего наблюдения всегда является Я. Это, так сказать, опосредующее звено, через которое мы пытаемся обрисовать два других образования.

Когда отношения между двумя соседними силами – Я и Оно – спокойны, первая из них превосходно выполняет свою функцию наблюдателя за второй. Различные инстинктивные импульсы постоянно прокладывают себе путь из Оно в Я, где они получают доступ к моторному аппарату, посредством которого и достигают удовлетворения. В благоприятных случаях Я не протестует против «пришельца», а предоставляет в его распоряжение свою собственную энергию и ограничивается наблюдением; оно отмечает начало инстинктивного импульса, величину напряжения и чувства страдания, которыми он сопровождается, и, наконец, исчезновение напряжения при достижении удовлетворения. Наблюдение над всем процессом дает нам ясную и неискаженную картину инстинктивного импульса, количества либидо, которым он наделен, и цели, к которой он стремится. Если Я находится в согласии с импульсом, то оно в эту картину вообще не входит.

К сожалению, переход инстинктивного импульса от одного образования к другому может сигнализировать о самых различных конфликтах, в результате чего наблюдение Я прерывается. На своем пути к удовлетворению импульсы Оно должны пройти через территорию Я, а там они будут в чуждой среде. В Оно преобладают так называемые первичные процессы; здесь нет синтеза идей, аффекты подвержены вытеснению, противоположности не являются взаимоисключающими и могут даже совпадать, а конденсация вполне естественна. Ведущим принципом, управляющим психическими процессами, является принцип достижения удовольствия. В Я, напротив, ассоциация идей осуществляется в соответствии со строгими условиями, которые мы обозначаем общим термином «вторичные процессы»; кроме того, инстинктивные импульсы уже не могут стремиться к непосредственному удовлетворению – они должны учитывать требования реальности, и более того, они должны подчиняться этическим и моральным правилам, при помощи которых Сверх-Я стремится контролировать поведение Я. Следовательно, эти импульсы рискуют навлечь на себя неудовольствие в основном чуждых по отношению к ним образований. Они подвержены критике, отвержению и самым различным изменениям. Мирные отношения между соседствующими силами прекращаются. Инстинктивные импульсы продолжают стремиться к своим целям с присущими им упорством и энергией и совершают враждебные вторжения в Я, надеясь одержать над ним верх при помощи внезапной атаки. Я со своей стороны становится подозрительным; оно контратакует и вторгается на территорию Оно. Его цель заключается в том, чтобы постоянно держать инстинкты в бездейственном состоянии при помощи соответствующих защитных мер, призванных обезопасить его собственные границы.

Картина этих процессов, получаемая нами при помощи способности Я к наблюдению, более неопределенна, но в то же время и более ценна. Она показывает нам два психических образования в действии в один и тот же момент. Мы видим уже не искаженный импульс Оно, а импульс Оно, измененный определенными защитными мерами со стороны Я. Задача анализирующего наблюдателя заключается в том, чтобы разделить картину, представляющую собой компромисс между различными образованиями, на ее составляющие: Оно, Я и, возможно, Сверх-Я.

Вторжения Оно и Я, рассматриваемые как материал для наблюдения. Во всем атом нас поражает тот факт, что вторжения с той и с другой стороны совершенно неравноценны с позиции наблюдения. Все защитные меры Я против Оно срабатывают тихо и незаметно. Самое большое, что мы можем сделать, – это ретроспективно реконструировать их; мы никогда не можем видеть их в действии. Таков, например, случай успешного вытеснения. Я ничего о нем не знает; мы осознаем его лишь впоследствии, когда становится очевидным, что чего-то недостает. При этом я имею в виду, что, когда мы пытаемся сформировать объективное суждение о конкретном индивиде, мы обнаруживаем, что некоторые импульсы Оно, проявления которых в Я в поисках удовлетворения мы могли бы ожидать, отсутствуют. Если они вообще не появляются, мы можем лишь предположить, что доступ в Я для них постоянно закрыт, т.е. что они подверглись вытеснению. Но это ничего не говорит нам о самом процессе вытеснения.

Это же относится и к успешному реактивному образованию, которое является одной из наиболее эффективных мер, предпринимаемых Я в качестве постоянной защиты против Оно. Такие образования появляются в Я почти незаметно в ходе детского развития. Мы даже не можем сказать, что внимание Я было предварительно сосредоточено на противоположных инстинктивных импульсах, которые замещаются реактивным образованием. Как правило, Я ничего не знает ни об отвержении импульса, ни обо всем конфликте, в результате которого возникает новое образование. Анализирующий наблюдатель мог бы легко принять это образование за результат спонтанного развития Я, если бы не его чрезмерный характер, указывающий на наличие долговременного конфликта. В данном случае также наблюдение конкретного вида защиты ничего не говорит о процессе, при помощи которого он осуществляется.

Отметим, что вся приобретенная нами важная информация была получена при изучении вторжений с противоположной стороны, а именно со стороны Оно в Я. Скрытое содержание вытеснения становится явным при обращении движения, т.е. когда вытесненное содержание возвращается, как это можно видеть при неврозе. Здесь мы можем проследить каждую стадию конфликта между инстинктивным импульсом и защитой Я. Точно так же реактивные образования могут быть изучены при их распаде. В этом случае вторжение Оно приобретает форму подкрепления либидозного катексиса первичного инстинктивного импульса, скрывающегося за реактивным образованием. Это позволяет импульсу проложить путь в сознание, и на время инстинктивный импульс и реактивное образование видны в Я бок о бок. Возникающее благодаря другой функции Я – стремлению к синтезу – это состояние дел, чрезвычайно благоприятное для аналитического наблюдения, длится лишь несколько мгновений. Затем возникает новый конфликт между производным Оно и активностью Я, в котором решается, кто из них одержит верх или какой компромисс будет достигнут. Если, благодаря подкреплению ее энергетического катексиса, защита, созданная Я, оказывается успешной, вторгшаяся из Оно сила изгоняется, и в душе вновь воцаряется покой – ситуация, максимально затрудняющая наши наблюдения.

II. ПРИМЕНЕНИЕ АНАЛИТИЧЕСКОЙ ТЕХНИКИ К ИССЛЕДОВАНИЮ ПСИХИЧЕСКИХ ОБРАЗОВАНИЙ

В главе I я описала условия, при которых должно осуществляться психоаналитическое наблюдение психических процессов. Теперь я хочу описать, как наша аналитическая техника по мере своего развития приспосабливалась к этим условиям.

Гипнотическая техника в доаналитический период. В гипнотической технике доаналитического периода Я все еще приписывалась полностью негативная роль. Целью гипнотизера было получить доступ к содержанию бессознательного, и он рассматривал Я в основном как помеху в своей работе. Было уже известно, что при помощи гипноза можно элиминировать или, во всяком случае, преодолеть Я пациента. Новой особенностью техники, описанной в «Studies on hysteria» (1893–1895), было то, что врач извлекает выгоду из устранения Я, получая доступ к бессознательному пациента – сейчас известному как Оно, – путь к которому был ранее перекрыт Я. Таким образом, целью было раскрытие бессознательного; Я было помехой, а гипноз – способом временно ее устранить. Когда в гипнозе прояснялась часть содержания бессознательного, врач вводил ее в Я, и результатом этого введения в сознание было прояснение симптома. Но Я не принимало участия в терапевтическом процессе. Оно переносило чужака лишь в течение того времени, когда само оно находилось под влиянием врача, вызвавшего гипнотическое состояние. Затем оно восставало и начинало новую борьбу, чтобы защитить себя от навязанного ему элемента Оно, и в результате с трудом достигнутый терапевтический успех исчезал. Таким образом, наибольший триумф гипнотической техники – полное устранение Я на период исследования – оказался неэффективным в достижении постоянных результатов, что привело к разочарованию в ценности данной техники.

Свободные ассоциации. Даже в свободных ассоциациях – методе, заменившем гипноз, – роль Я все еще остается отрицательной. Правда, Я пациента больше не устраняется насильственно. Вместо этого ему предлагают самоустраниться, воздержаться от критики ассоциаций и пренебречь требованиями логической связности, которые в другое время должны соблюдаться. От Я требуют молчания, а Оно предлагают говорить, и обещают ему, что его производные не встретятся с обычными трудностями, если они появятся в сознании. Конечно же, нельзя обещать, что, возникнув в Я, они достигнут своей инстинктивной цели, какой бы она ни была. Договор справедлив только для их перехода в словесную форму; он не дает им права на контроль над моторным аппаратом, что является их истинной целью. Действительно, по строгим правилам аналитической техники этот аппарат заранее выводится из игры.

Таким образом, мы играем с инстинктивными импульсами пациента в двойную игру, с одной стороны, поощряя их проявление, а с другой – неуклонно отказывая им в удовлетворении – процедура, которая порождает одну из многочисленных трудностей в овладении аналитической техникой.

Даже в наши дни многие начинающие аналитики считают, что главное – это добиться, ч

10 защитных механизмов психики, которые мы используем каждый день — T&P

Человеческая психика оснащена механизмами, которые помогают нам инстинктивно защищать собственное Я. Их использование помогает делать наш опыт менее травматичным, но при этом снижает наши шансы на успешное взаимодействие с реальностью. По мнению автора книги «Психология Я и защитные механизмы», дочери Зигмунда Фрейда Анны Фрейд, каждый из нас применяет около пяти подобных стратегий ежедневно. T&P объясняют, почему сублимация не всегда связана с творчеством, как проекция заставляет нас критиковать ни в чем не повинных людей и почему аутоагрессия связана с семейными проблемами.

Отрицание: без признания проблемы

Отрицание — один из самых простых защитных механизмов психики. Это полный отказ от неприятной информации, который позволяет достаточно эффективно отгородиться от нее. Классическим примером здесь может служить ситуация, когда вы на протяжении долгого времени ежедневно выпиваете по несколько бокалов вина или пива, однако при этом сохраняете уверенность, что в любой момент сможете отказаться от своей привычки. Для отрицания характерна острая реакция на постановку проблемы: если кто-нибудь в таком случае намекнет вам, что вы стали зависимы от алкоголя, этот человек, скорее всего, пострадает от вашего приступа гнева.

Отрицание часто становится первой реакцией на боль потери и является первой «стадией переживания горя» по мнению ряда специалистов (впрочем, в этом случае его также называют «этапом недоверия»). Человек, неожиданно потерявший работу, скажет: «Не может быть!» Свидетель автокатастрофы, пытавшийся помочь пострадавшим, может не сразу смириться с тем, что один из них перестал дышать. В таком случае этот механизм не защищает никого, кроме человека, который его бессознательно использует, — однако в ситуациях, когда необходим холодный рассудок, отрицание опасности или собственного шока может быть очень полезным для всех участников событий.

Проекция: вынос вон

Проекция позволяет нам перенести свои разрушительные или неприемлемые мысли, желания, черты, мнения и мотивы на других людей. Цель — защищаться от себя самого или отсрочить решение проблемы. Например, человек может думать, будто партнер критически относится к его заработкам, — в то время как на самом деле со стороны партнера ничего подобного нет. Если такой человек преодолеет свою проекцию и осознает ситуацию, он увидит, что критика исходит от него самого, а в ее основе лежит, скажем, негативное мнение родителей, настаивавших на его несостоятельности.

Негативным следствием проекции может стать желание «исправить» объект, который якобы служит носителем неприятных черт, или вовсе избавиться от него. При этом такой внешний «носитель» иногда не имеет ничего общего с тем, что на него спроецировано. В то же время механизм проекции лежит в основе эмпатии — нашей способности разделять с другими их чувства, глубоко вникать в то, что происходит не с нами, и достигать взаимопонимания с окружающими.

Аутоагрессия: обвинить себя

Аутоагрессия, или поворот против себя, — весьма деструктивный защитный механизм. Она часто бывает свойственна детям, переживающим непростые моменты в отношениях с родителями. Человеку может быть тяжело признать, что его родитель ведет себя с ним пренебрежительно или агрессивно, и вместо этого он предполагает, будто это он сам плохой. Самообвинение, самоунижение, нанесение себе физических повреждений, саморазрушение за счет наркотиков или алкоголя, чрезмерное увлечение опасными аспектами экстремальных видов спорта, — все это результаты работы этого механизма.

Аутоагрессия возникает чаще всего тогда, когда от внешнего объекта, обусловившего ее появление, зависит наше выживание или благополучие. Но, несмотря на множество негативных последствий этого процесса, с эмоциональной точки зрения он может переноситься лучше, чем агрессия, направленная на первоначальную цель: родителя, опекуна или другую важную фигуру.

Сублимация: основа поп-культуры

Сублимация — один из самых широко применяемых защитных механизмов психики. В этом случае энергия нежелательных, травмирующих или негативных переживаний перенаправляется на достижение социально одобряемых конструктивных целей. Его часто используют люди творческих профессий, в том числе знаменитые. Песни о неразделенной любви или книги о темных периодах жизни нередко становятся плодами сублимации. Именно это делает их доступными для понимания — и в конечном итоге популярными.

Тем не менее сублимация может быть не только литературной или «изобразительной». Садистские желания могут сублимироваться в ходе хирургической практики, а нежелательное (например, с точки зрения религии) сексуальное влечение — в создание гениальных произведений архитектуры (как это было в случае Антонио Гауди, который вел крайне аскетичный образ жизни). Сублимация также может быть частью психотерапевтического процесса, когда клиент выплескивает свои внутренние конфликты через творчество: создает тексты, картины, сценарии и другие произведения, позволяющие привести личность в равновесие.

Регрессия: возвращение в детство

Механизм регрессии позволяет приспособиться к травмирующей ситуации конфликта, тревоги или давления за счет возвращения к привычным с детства практикам поведения: крику, плачу, капризам, эмоциональным просьбам и др. Это происходит, поскольку мы, как правило, рано усваиваем, что именно они гарантируют поддержку и безопасность. Демонстрация беззащитности, болезненности, ущербности очень часто приносит психологические «дивиденды» — ведь люди, как и другие живые существа, на нейрофизиологическом уровне склонны защищать слабых и маленьких — то есть потомство, и не только свое собственное.

Регрессия позволяет сбросить с себя бремя ответственности за происходящее: ведь в детстве вместо нас за многое отвечают родители. Этот защитный механизм можно назвать весьма эффективным и достаточно беспроблемным. Трудности возникают, когда он работает слишком долго. Злоупотребление регрессией приводит к появлению психосоматических заболеваний, ипохондрии, отсутствию успешной жизненной стратегии, разрушению отношений с окружающими людьми.

Рационализация: объяснения для всего

Рационализация — это способность тщательно отбирать подходящие разумные причины возникновения негативной ситуации. Цель здесь — самоубеждение в том, что мы не виноваты, что мы достаточно хороши или значимы и проблема не в нас. Человек, который получил отказ на собеседовании, может убеждать себя и окружающих в том, что ему не нужна была такая работа или компания оказалась слишком «скучной», — тогда как в действительности он испытал сильнейшее сожаление. «Не очень-то и хотелось», — классическая для рационализации фраза.

Пассивное поведение может быть рационализировано осторожностью, агрессивное — самозащитой, а равнодушное — стремлением дать окружающим больше самостоятельности. Главный результат работы этого механизма — мнимое восстановление равновесия между желаемым и реальным положением вещей и степени самоуважения. Тем не менее рационализация часто не полностью снимает негативные эффекты травмирующей ситуации, так что она еще долго продолжает причинять боль.

Интеллектуализация: теоретические чувства

Интеллектуализация позволяет нам нейтрализовать гнев, горе или боль за счет перенаправления внимания на совершенно постороннюю область. Человек, которого недавно бросила супруга, может все свободное время отдавать изучению истории Древнего Рима, — и это позволит ему «не так много думать» о потере. Этот механизм психологической защиты основан на стремлении абстрагироваться от чувств и интеллектуализировать их, превратив в теоретические понятия.

Поведение интеллектуализирующего человека часто воспринимается как взрослое и зрелое, и это делает такую форму защиты социально привлекательной. У нее есть и другой плюс: интеллектуализация позволяет снизить зависимость от собственных эмоций и «очистить» от них поведение. Тем не менее длительное применение этого механизма чревато разрушением эмоциональных связей с окружающим миром, снижением способности к взаимопониманию и обсуждению чувств с другими людьми.

Реактивное образование: драка вместо объятий

Реактивное образование — это своего рода поведенческая магия. Такая стратегия защиты позволяет превращать негативное в положительное — и наоборот. Мы часто сталкиваемся с ее эффектами, безобидными и не очень. Мальчики дергают за косы девочек, которые им нравятся; люди старшего поколения с осуждением говорят о распущенности юнцов и стремятся унизить их, тогда как в действительности открытая одежда и провокационный стиль вызывает у них влечение. Реактивное образование часто выдает его неадекватность ситуации и периодические «прорывы» истинного чувства сквозь маску.

Гомофобия, антисемитизм и другие формы неприятия социальных и национальных групп также иногда становятся следствием реактивного образования. В таком случае с помощью механизма защиты нейтрализуется собственное влечение или собственная связь с национальной группой, которая по какой-то причине рассматривается как неприемлемая. Такое применение защитного механизма наносит вред другим людям, но при этом никак не устраняет внутренний конфликт у человека, который применяет его, и не повышает уровень его осознанности.

Замещение: перенос гнева

Замещение позволяет перенести нежелательные чувства (в особенности гнев и раздражение) с одного объекта на другой с целью самозащиты. Человек, на которого накричал шеф, может ничего ему не ответить, но накричать вечером на своего ребенка дома. Ему необходимо выместить возникший гнев, однако делать это в общении с начальником опасно, а вот ребенок вряд ли может дать достойный отпор.

Объектом замещения может стать и случайный объект. В таком случае следствием работы этого механизма защиты становятся, к примеру, хамство в транспорте или грубость на рабочем месте. Порванный в гневе незаконченный рисунок — это тоже форма замещения, впрочем, намного более безобидная.

Фантазии: дивный новый мир

Фантазии позволяют временно улучшить эмоциональное состояние за счет работы воображения. Мечты, чтение, компьютерные игры и даже просмотр порно дают нам возможность перенестись из сложной ситуации туда, где нам будет комфортнее. С точки зрения психоанализа, возникновение фантазий обусловлено стремлением к исполнению, удовлетворению и осуществлению желаний, которые пока не получается удовлетворить в реальном мире.

Фантазии амортизируют страдания и способствуют успокоению личности. Тем не менее психика не всегда способна до конца распознать, где заканчивается реальность и начинается воображаемый мир. В эпоху развития информационных технологий человек может вступить в отношения с медиаобразом, мечтая о любимой актрисе или взаимодействуя с понравившимся персонажем компьютерной игры. Разрушение таких отношений из-за неудачного контакта с реальным наполнением образа или неприятных ситуаций будет переживаться как реальная потеря и принесет эмоциональную боль. Фантазии также могут отвлекать человека от реального мира. В то же время они часто становятся плодотворной почвой для творчества и ложатся в основу удачных произведений, принося положительные плоды и в реальности.

Механизмы психологической защиты личности: по Фрейду, основные, первичные

Психика человека устроена так, что бы оберегать и поддерживать жизнедеятельность нашего организма в норме. Например, когда человек замерзает, он начинает дрожать – мышцы  сокращаются (двигаются), за счет чего тело пытается само себя согреть. Подобный принцип работы и у психики – если какое-либо событие или мысли угрожают крайней дестабилизацией психического состояния, психика использует механизмы защиты для нормализации состояния.  К классическим механизмам защиты относятся.

Механизмы психологической защиты

Из истории исследований психологической защиты

Термин «механизмы психологической защиты» впервые использовал создатель психоанализа Зигмунд Фрейд в работе «Защитные нейропсихозы» (1894) для описания сопротивления сознательной стороны психики болезненным, травмирующим мыслям, событиям и воспоминаниям. З.Фрейд часто использовал термин в своих работах, описывая конфликты между Я и Оно, которые  могут привести к неврозу. Австрийский психолог заменял данный термин другим – «вытеснение», для описания особого метода защиты.

Более детально концепцию защитных механизмов описала дочь психоаналитика Анна Фрейд. Именно она добавила к видам механизмов сублимацию, описывая ее как способ отстранения от инстинктивных целей.

В дальнейшем многие сторонники психоанализа и психологи изучали теорию психологической защиты.

Британский детский психоаналитик Мелани Кляйн писала, что защитные механизмы развиваются еще в раннем младенчестве и могут стать причиной появления психоза тревоги, а в дальнейшем причиной развития ряда шизофренических и депрессивных расстройств, в случае негативных детско-родительских отношений.

Американский психолог, основатель телесно-ориентированной психотерапии, Вильгельм Райх считал, что человеческий организм может стать единым защитным механизмом как панцирь, если контролировать телесное состояние за счет целенаправленного мышечного напряжения. Согласно его трудам, механизмы психологической защиты сковывают организм, вызывая не только эмоциональный дискомфорт, приводя к психическим расстройствам, но и соматическим (телесным) заболеваниям.

Его коллега, Ричард Лазарус, считал эмоции стрессогенным фактором, так как не само стрессовое событие вызывает стресс, а его значимость для человека, его эмоциональный подтекст. Так как приемы психологической защиты являются бессознательными, они при любых обстоятельствах  подвергают стрессу, как психику, так и организм в целом. Р. Лазарус со сторонниками развили концепцию, согласно которой негативное физиологическое и психологическое влияние стресса можно сдерживать благодаря когнитивным процессам, то есть сознательному поведению, адаптации к ситуации. Данное понятие известно как копинг, копинг-стратегии или же способы совладания с ситуацией.

В отечественной психологии защитные механизмы психики изучали Ф.В. Бассин, Б.Д. Карвасарский, Г.Л. Исурина, и рассматривали их как систему способов приспособления личности, направленную на преобразование негативных сторон взаимоотношений, для уменьшения психотравмирующего влияния.

Функции психологической защиты

  • Нейтрализация сильного негативного воздействия, травмирующего психику эмоционального напряжения.
  • Благоприятное разрешение внешних конфликтных ситуаций.
  • Формирование личности человека на протяжении его развития.
  • Адаптация психики к внешним изменениям в социуме и внутренним переменам организма.

Однако, сосредоточенность психики на определенных механизмах психологической защиты может имеет и негативные последствия для личности:

  • Осложнение адаптации в социуме.
  •  Формирование устойчивых негативных поведенческих паттернов.
  • Развитие психических расстройств.

9 «классических» методов психологической защиты личности

К основным механизмам относятся:

  • Вытеснение – травмирующие психику человека факты, мысли, явления, подавляются, вытесняются в бессознательное. Он забывает непосредственно произошедшее, однако эмоциональное напряжение остается в виде тревоги. Данный механизм наиболее подробно был описан З.Фрейдом при изучении неврозов, так как является основным фактором для развития невротических расстроиться и истероидной формы психопатии.
  • Отрицание проявляется в нежелании человека воспринимать какую-либо информацию, противоречащую его предубеждениям, установкам. В данном случае, внешние стрессогенные факторы искажаются либо не осознаются.
  • Реактивные образования. Данный механизм можно назвать «замена» («подмена»). Бессознательное вытесняет неприемлемые импульсы и заменяет их прямо противоположными, формируя устойчивое поведение. Например, гиперопека матери подменяет чувство ненависти, недопустимое в данном контексте.
  • Регрессия как механизм психологической защиты проявляется в возвращении на раннюю стадию развития. Человек демонстрирует поведение не свойственное его возрасту, уровню развития или статусу. Психика пытается снизить уровень тревоги, разрешить конфликтную ситуацию используя детские способы борьбы со стрессом, так как они зачастую являются для человека подсознательно безопасными и успокаивающими. Регрессия в большинстве случаев характеризует незрелую инфантильную личность, склонную к невротическим расстройствам.
  • Идентификация – бессознательное отождествление личности с другим человеком. Данный механизм оказывает важное влияние на формирование личности. По З.Фрейду данный механизм имеет две формы – защитную и незащитную. Как защитный используется в качестве «идентификации с агрессором», то есть уподобления угрожающему объекту, с целью нейтрализации тревоги и угрозы со стороны данного объекта.
  • Проекция как психологическая защита используется в качестве переноса неприемлемых для личности чувств, мыслей, идей, поступков на другого человека. В повседневной жизни перенос может использоваться как в негативном, так и в позитивном ключе.
  • Замещение – форма психологической защиты посредством перенаправления бессознательных импульсов негативного характера на другие объекты, не связанные с ситуацией стресса. Существует несколько видов замещения:
    • замещение объекта происходит, когда человек не может выместить негативные эмоции непосредственно на объект, подменяет его другим;
    • замещение потребности выражается в децентрализации ценностей, когда  чувства и эмоции направлены не на людей, а на вещи.
  • Рационализация – механизм, который  использует псевдоразумные объяснения  неприятных ситуаций, неприемлемого поведения человека
  • Сублимация, согласно А.Фрейд, является замещением инстинктов социально значимыми ценностями, формами деятельности. Психика трансформирует нежелательные для человека импульсы в возможную форму реализации. Например, агрессия находит выход в спорте, сексуальные желания – в искусстве.

В психологии не существует единой классификации механизмов психологической защиты. Кроме представленных в работах Зигмунда и Анны Фрейд выделяют: идеализация, десакрализация, трансформация, юмор как защитный механизм психики, обесценивание, изоляция, расщепление, комплекс Ионы и другие.

Анна Фрейд. Эго и защитные механизмы

Конечно, Анна Фрейд не первая заговорила о защитных механизмах – до нее это сделал ее знаменитый отец в работе «Защитные нейропсихозы» (1894). Но именно Анне Фрейд принадлежит заслуга глубокой разработки, систематизации, анализа практического применения теории защитных механизмов применительно к детской психологии.

Разрабатывая базовые положения психоаналитической теории, основанной на выделении «Я», «Сверх-Я» и «Оно» в психике человека, автор говорит о сложности разграничения этих компонентов, когда они находятся в состоянии гармонии. Но если «Сверх-Я» или «Оно» находятся в диссонансе по отношению к «Я», тогда «Я» и проявляется. И начинается тот процесс, который приносит дискомфорт и (в лучшем случае) побуждает человека обратиться к психотерапии.

Когда «Оно» пытается оказывать влияние на «Я», происходит столкновение с психологическими защитами. И первый этап психотерапии всегда направлен на различение характера этих влияний. «От Я требуют молчания, а Оно предлагают говорить, и обещают ему, что его производные не встретятся с обычными трудностями, если они появятся в сознании» [1]. И это довольно непросто – разрешить импульсивным порывам проявиться и при этом держать их под контролем, не позволяя им полностью завладеть личностью. Но лишь в этом случае вообще возможен терапевтический процесс.

Глубинные причины защит

В числе мотивов различных видов защит психолог разделяет защиты против инстинктов, против аффектов, а также постоянную защиту (она может выражаться в устойчивых паттернах поведения в виде не сходящей с лица улыбки или склонности постоянно острить, или стремления поставить себя выше другого и т. п.). Комплекс мотивов защиты от инстинктов включает в себя несколько возможных направлений. Во-первых, это случаи, когда уже взрослый человек характеризуется повышенной тревожностью из-за своего страха перед «Сверх-Я», строгих интроецированных голосов родителей или значимых в детстве фигур. Во-вторых, это боязнь той интенсивности, с которой обычно проявляются инстинкты, и тогда формируется защита от аффекта. В-третьих, есть объективно существующая и оправданная детская тревожность, возникшая вследствие ощущения реальной угрозы, поступающей от внешнего мира.

Виды защит

Одной из мощных защит «Я» выступает перенос. Он предполагает развитие отношений с другим исходя не из настоящего момента актуальных отношений, но из травматического опыта прошлого. Сегодня проблема переноса – одна из наиболее актуальных и обсуждаемых, особенно в зарубежной психологической науке. Есть точка зрения, что без переноса вообще невозможны никакие межличностные отношения. Анна Фрейд рассматривает случаи бессознательного переноса из собственной практики и выделяет различные разновидности переноса: либидозных импульсов (когда инстинктивные побуждения приписываются другому), перенос защиты (другому приписывается защитный механизм), действия в переносе (активность, обусловленная приписываемыми другому свойствами).

Одна из защит, которую выдвигает «Я», — это отрицание. Сегодня в психологии этот термин применяется практически повсеместно и подразумевает уход в вымышленную реальность в качестве спасения от реалий внешней среды (пример из книги А. Фрейд: ребенку дают горькое лекарство, а он убеждает себя в том, что любит его). И эта разновидность защиты относится отнюдь не только к сфере детской психологии – многие взрослые бессознательно применяют ее. Реалии окружающего мира слишком больно ранят, и тогда происходит подмена реального мира иллюзией. Здесь очень сложно удержать баланс между уходом от реальности (что грозит серьезными психическими расстройствами, вплоть до шизофрении) и адаптацией к реальности. Ведь, как отмечает А. Фрейд, если попытка защиты признана неудавшейся, возникает внутренний конфликт, перерастающий затем в невроз.

Вытеснение – защита, заключающаяся в том, чтобы обеспечить спокойствие «Я» за счет того, чтобы «не помнить», исключить из сознательного опыта нежелательный фактор, угрожающий целостному представлению о себе. Вытесненными могут быть и аффекты, желания, побуждения. С начала жизни принцип избегания неудовольствия оказывается определяющим в формировании защит и влияет на взрослую жизнь.

Торможение и ограничение «Я» – еще одна разновидность защит – возникает при существующем опыте фрустрации: в первом случае инстинктивное желание намеренно тормозится, снижается его интенсивность по причине того, что в опыте уже зафиксировано поражение при проявлении желания, во втором – происходит отказ от любимых (значимых) занятий или любой формы проявления личности из-за травматического опыта прошлого.

Идентификация с агрессором – вид защиты, которая «включается» при существующем страхе наказания, это форма совладания со страхом перед карающим поведением другого. Здесь срабатывают сразу интроекция (усвоение чужого агрессивного поведения) и проекция (когда человек начинает действовать, как предполагаемый другой). Иллюстрировать этот процесс может помочь принцип «лучшая защита – нападение», когда провинившийся с порога начинает обвинять других.

Альтруистическое подчинение своих интересов интересам других в качестве разновидности защиты можно сопоставить с синдромом Сирано де Бержерака (это сравнение приводится Анной Фрейд). Самопожертвование вплоть до самоуничижения, отказ от своего счастья и благополучия вплоть до аскетизма ради других может иметь глубинной причиной защиту целостности «Я» от импульсов, поступающих из сферы «Оно».

Получается, что психика человека, согласно теории психоанализа, характеризуется постоянным напряжением от взаимодействия «Я» с «Оно» и «Я» со «Сверх-Я». Если «Я» не удалось отстоять свои границы – возникает невроз, если защита оказалась успешной – «Я» сохраняется, но цена этого сохранения довольно высока. Задача психотерапевта и самого человека – найти баланс во взаимодействии всех структур психики.

Литература:
  1. Фрейд А. Психология «я» и защитные механизмы. М., 1993.
  1. Фрейд А. Детский психоанализ.
  1. Мак-Вильямс, Нэнси. Защитные механизмы // Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе. — Москва: Класс, 1998. — 480 с.

Автор: Павловская Гражина, психолог

Редактор: Чекардина Елизавета Юрьевна


Купить книгу в Литрес Купить книгу на ОЗОН Купить книгу в Лабиринте

Если вы заметили ошибку или опечатку в тексте, выделите ее курсором и нажмите Ctrl + Enter

Не понравилась статья? Напиши нам, почему, и мы постараемся сделать наши материалы лучше!

Защитные механизмы психики по Фрейду.


Защитные механизмы (ЗМ) психики по Фрейду
Зачем?
ЗМ используются психикой перед лицом
внутренней
и внешней
угрозы.
В каждом случае для создания защиты расходуется психологическая энергия, вследствие чего ограничивается гибкость и сила эго
Более того, чем более эффективно действуют защитные механизмы, тем более искаженную картину наших
потребностей,
страхов
и стремлений
они создают.
Фрейд заметил, что мы все в какой-то степени используем защитные механизмы и это становится нежелательным только в том случае, если мы чрезмерно на них полагаемся.
Зерна серьезных психологических проблем падают на благоприятную почву только тогда, когда наши способы защиты, за исключением сублимации, приводят к искажению реальности
Замещение
Что?
это направление энергии влечения на более безопасный объект
Пример:
человек,
на которого накричал начальник,
дома набрасывается с руганью на жену и детей, хотя они ничем не провинились.
Или мужчина,
влюбленный в очень красивую женщину,
но предпочитающий сексуальные контакты с другой, менее красивой, из боязни, что первая ему откажет.
Реактивное образование
Что?
сложный защитный механизм, включающий две стадии:
1.
неприемлемое переживание подавляется,
2.
а на второй на его месте образуется прямо противоположное чувство
Пример:
женщина,
не реализующая свою сексуальность,
вполне может превратиться в мужененавистницу
Брат,
ненавидящий свою сестру,
но не могущий себе в этом признаться,
может
воспылать к сестренке особой любовью
и окружить ее всяческой опекой.
Правда вскоре можно будет заметить, что его забота
создает сестре значительные
трудности
и проблемы
и явно тяготит ее.
Компенсация
Что?
бессознательная попытка преодоления
реальных
и воображаемых
недостатков
Как?
проявляется в виде дополнительных усилий, прикладываемых к деятельности,
как бы «компенсирующей» недостатки человека
Пример:
занятия спортом для инвалида будут являться компенсацией
Ги́перкомпенсация
Если усилия, затрачиваемые на компенсацию, оказываются неадекватно большими
Вытеснение
Что?
это
подавление
подсознательных
влечений
и переживаний,
создающих угрозу для
самосознания
и вытеснение их в сферу бессознательно.
Как?
В этом случае человек вынужден тратить значительное количество психической энергии,
но подавленные влечения все равно периодически «прорываются» в реальность через
оговорки,
сновидения и т.д.
Пример:
добропорядочный отец семейства может не допускать мысли, что он хочет изменить своей супруге
В то же время каждую ночь ему снятся безумные оргии, в которых он принимает участие
Отрицание
Как?
человек отказывается признавать, что произошло неприятное событие
Пример:
Отец, который
отказывается поверить в то, что его дочь изнасилована и зверски убита;
он ведет себя так, как будто ничего подобного не происходило
Ребенок,
отрицающий смерть любимой кошки
и упорно продолжающего верить, что она все еще жива
Люди говорят или настаивают:
«Этого со мной просто не может случиться», несмотря на очевидные доказательства обратного
так бывает, когда врач сообщает пациенту, что у него смертельное заболевание
Согласно Фрейду, отрицание наиболее типично для
маленьких детей
и индивидуумов более старшего возраста со сниженным интеллектом
(хотя люди зрелые и нормально развитые тоже могут иногда использовать отрицание в сильно травмирующих ситуациях).
Проекция
Что?
это приписывание другим своих собственных неприемлемых переживаний
Пример:
Скажем ханжа — человек,
скрывающий свои сексуальные влечения
и выискивающий малейшие «грязные» намерения в действиях окружающих
Или мания преследования,
когда человек
приписывает другим свои агрессивные импульсы,
искренне считая, что они хотят его убить.
Сублимация
Что?
защитный механизм, дающий возможность человеку
в целях адаптации
изменить свои импульсы таким образом, чтобы их можно 6ыло выражать посредством социально приемлемых
мыслей
или действий
рассматривается как единственно
здоровая,
конструктивная
стратегия обуздания нежелательных импульсов,
потому что
она позволяет эго изменить
импульсов без сдерживания их проявления
цель или /и
объект
Энергия инстинктов отводится по другим каналам выражения
тем, которые общество полагает приемлемыми [Golden, 1987].
Пример:
если со временем мастурбация вызывает у юноши все большую и большую тревогу,
он может сублимировать свои импульсы в социально одобряемую деятельность — такую, как
футбол,
хоккей
или другие виды спорта.
Сходным образом женщина
с сильными неосознанными садистическими наклонностями
может стать
хирургом
или первоклассной романисткой.
В этих видах деятельности она может демонстрировать
свое превосходство над другими,
но таким способом, который будет давать общественно полезный результат
Рационализация
Что?
то, что в обыденной жизни называют самооправданием
Как?
Человек стремится дать рациональное объяснение поступкам,
совершенным под влиянием инстинктивных влечений.
Пример:
начальник накричал на своих работников, только потому, что «встал не с той ноги».
Однако он объясняет это тем, что работники сами виноваты — плохо исполняли обязанности.
Регрессия
Что?
это возврат к детским, ранним формам поведения
Кто?
К этому типу защитных механизмов прибегают, как правило,
незрелые,
инфантильные личности.
Примеры:
— это такие реакции
на
травмирующие переживания
или ситуации,
как
плач,
«надуться»
и ни с кем не разговаривать и т.д.
Источник: ru.wikipedia.org/wiki
http://psyera.ru/mehanizmy-psihologicheskoy-zashchity-po-freydu-1717.htm
Mind Map: © Ольга Виноградова 2015

Leave a Reply